Значение прокальцитонина в кардиохирургической практике

Резюме

Определение прокальцитонина (ПКТ) в крови является "золотым стандартом" при диагностике сепсиса. Ретроспективно был проведен анализ уровня ПКТ, количества лейкоцитов в периферической крови, этиологии бактериемии (грамотрицательная или грамположительная) у 70 пациентов с врожденными и приобретенными пороками сердца и ишемической болезнью сердца (20 детей, 50 взрослых). Количество лейкоцитов (WBC×109/л) в периферической крови определяли на автоматическом гематологическом анализаторе "Sysmex XT 2000i" (Sysmex Corporation, Япония) методом проточной цитофлуорометрии, концентрацию ПКТ (пг/мл) в сыворотке крови - на иммунохимическом анализаторе "Cobas с 411" (Roche Diagnostics, Германия) электрохемилюминесцентным методом. Обнаружение микроорганизмов в биологическом материале (кровь, смывы с трахеобронхиального дерева, моча), идентификацию и определение чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам проводили на бактериологических анализаторах "Vitek 2 Compact 30" и "Bact/Alert 3D 60" (BioMerieux, США).

Изучение уровней ПКТ у кардиохирургических больных с осложненным послеоперационным периодом позволило сделать следующие выводы:

1. Уровень ПКТ у кардиохирургических пациентов с инфекционно-воспалительным процессом (сепсисом) варьировал от 2,0 до 79,22 нг/мл.

2. При уровне ПКТ >79,23 нг/мл у кардиохирургических пациентов с осложненным послеоперационным периодом в 1-е сутки после оперативного вмешательства диагностировать сепсис невозможно. Необходимо динамическое наблюдение за уровнем ПКТ наряду с микробиологическими исследованиями.

3. По однократно определенному уровню ПКТ трудно оценить течение послеоперационного периода у кардиохирургических пациентов с осложненным послеоперационным периодом. Необходимо определять уровень ПКТ в динамике.

4. Снижение уровня ПКТ на фоне проводимой терапии указывает на благоприятное течение послеоперационного периода и эффективность проводимой терапии. 

Ключевые слова:прокальцитонин, сепсис, инфекция, кардиохирургия

Клин. и эксперимент. хир. Журн. им. акад. Б.В. Петровского. 2018. № 1. С. 51-61.

Статья поступила в редакцию: 15.12.2017. Принята в печать: 25.01.2018. 

Летальный исход отмечается у половины кардиохирургических пациентов при развитии сепсиса [1, 2, 19, 20]. Такой высокий процент летального исхода сепсиса у пациентов после кардиохирургических вмешательств во многом обусловлен отсутствием надежного специфичного лабораторного маркера.

"Золотым стандартом" в диагностике сепсиса являются микробиологические исследования, направленные на выявление (обнаружение) возбудителя (микроорганизма) и определение его антибиотикочувствительности. Однако микробиологические исследования имеют низкую чувствительность и специфичность. Кроме того, у пациентов, принимающих антибактериальные препараты, результаты микробиологических исследований чаще всего бывают отрицательными. Но отрицательный результат не всегда указывает на отсутствие микроорганизма, в то же время положительные результаты могут быть обусловлены неправильным забором биологического материала на исследование [22, 23].

На сегодняшний день для диагностики сепсиса используют клинико-лабораторные критерии, разработанные на согласительной конференции American College of Chest physicians и Society of Critical Care Medicine [22, 23, 25, 31].

К лабораторным критериям сепсиса относятся изменение концентрации глюкозы и количества тромбоцитов в крови, содержания общего билирубина и трансаминаз, изменение протромбинового времени и активированного частичного тромбопластинового времени свертывания крови, количества фибриногена в плазме крови и лейкоцитов в периферической крови [13, 16-18, 22, 23, 25].

Все вышеперечисленные критерии у пациентов после операций на сердце могут изменяться и без развития инфекционно-воспалительного процесса (сепсиса) [9, 11, 12, 15].

В литературе имеются данные о попытках использовать уровни С-реактивного белка (СРБ) и цитокинов для диагностики сепсиса [3-7, 10]. Однако после операции отмечается повышение СРБ и цитокинов, что связано с индукцией острой фазы и с неинфекционным синдромом системного воспалительного ответа. Это повышение может длиться долго и отражать течение послеоперационного периода: возникновение осложнений неинфекционного генеза. При развитии инфекционно-воспалительного процесса отмечается дополнительное увеличение СРБ и цитокинов, кратность увеличения СРБ и цитокинов у каждого пациента индивидуальна. В литературе нет данных о том, во сколько раз должна быть увеличена концентрация СРБ и цитокинов у пациентов после операций на сердце, для того чтобы диагностировать инфекционно- воспалительный процесс [8, 14].

В настоящее время в клинической практике для диагностики сепсиса используется уровень прокальцитонина (ПКТ); его определение включено в стандарты диагностики инфекционно-воспалительных процессов (сепсиса) в Германии, во Франции, в Швеции, Испании, США, Китае, Японии и в Российской Федерации.

ПКТ имеет белковую природу, состоит из 116 аминокислот, продуцируется в щитовидной железе. При отсутствии инфекционно-воспалительного процесса из ПКТ образуются гормоны (кальцитонин, катакальцин и М-концевой пептид), которые регулируют фосфорно-кальциевый обмен в организме человека. ПКТ не обладает гормональной активностью. У здорового человека ПКТ в крови не определяется либо его концентрация <0,05 нг/мл [21, 24, 26, 34-36].

При развитии инфекционно-воспалительного процесса концентрация ПКТ в крови увеличивается, значения ПКТ >0,5 нг/мл интерпретируются как патологические. При развитии сепсиса провоспалительные цитокины стимулируют продукцию ПКТ в тканях печени, легких и лейкоцитах. Показано, что при тяжелой бактериальной и грибковой инфекции, паразитарной инвазии концентрация ПКТ в крови значительно увеличивается; при вирусных, онкологических, аутоиммунных и аллергических заболеваниях концентрация ПКТ не изменяется или повышается незначительно. Концентрация ПКТ в крови >2 нг/мл указывает на развитие инфекционно-воспалительного ответа (сепсиса). Мониторинг уровня ПКТ позволяет оценить эффективность антибактериальной терапии, течение и исход заболевания [27-33].

Однако, несмотря на то что ПКТ в настоящее время достаточно хорошо изучен и широко внедрен в клиническую практику, на наш взгляд, остаются нерешенными вопросы о возможности определения ПКТ у кардиохирургических больных, периоперационно получающих антибактериальные препараты для профилактики инфекционно-воспалительных процессов в послеоперационном периоде, дискутабелен вопрос интерпретации высоких значений ПКТ (>100 нг/мл) у пациентов в 1-е сутки после оперативного вмешательства с осложненным ранним послеоперационным периодом.

Цель - изучить уровни ПКТ у кардиохирургических пациентов с осложненным послеоперационным периодом и оценить возможность использования данного показателя в кардиохирургической практике.

Материал и методы

В исследование включены данные обследования 70 пациентов с врожденными и приобретенными пороками сердца, ишемической болезнью сердца (20 детей, 50 взрослых), поступивших на хирургическое лечение в ФГБУ "Федеральный центр сердечно-сосудистой хирургии" (г. Астрахань) с 2012 по 2016 гг.

Критерий включения: пациенты с осложненным послеоперационным периодом и уровнем ПКТ >2 нг/мл (оптимальное пороговое значение ПКТ, выше которого диагностируется сепсис с чувствительностью 98% и специфичностью 99%).

Ретроспективно был проведен анализ уровня ПКТ, количества лейкоцитов в периферической крови, этиологии бактериемии (грамотрицательная или грамположительная).

Количество лейкоцитов (WCL×109/л) в периферической крови определяли на автоматическом гематологическом анализаторе "Sysmex XT 2000i" (фирмы Sysmex Corporation, Япония) методом проточной цитофлуорометрии, концентрацию ПКТ (пг/мл) в сыворотке крови - на иммунохимическом анализаторе "Cobas с 411" (фирмы Roche Diagnostics, Германия) электрохемилюминесцентным методом.

Обнаружение микроорганизмов в биологическом материале (кровь, смывы с трахеобронхиального дерева, моча), идентификацию и определение чувствительности микроорганизмов к антибактериальным препаратам проводили на бактериологических анализаторах "Vitek 2 Compact 30" и "Bact/ Alert 3D 60" фирмы BioMerieux (США).

Пациентам с врожденными и приобретенными пороками сердца были выполнены операции клапанной коррекции в условиях искусственного кровообращения (ИК).

Пациентам с ишемической болезнью сердца (ИБС) операции коронарного шунтирования были выполнены на работающем сердце.

Периоперационно для профилактики развития инфекционно-воспалительного процесса использовали антибактериальную терапию, согласно протоколам ведения кардиохирургических больных.

Все статистические процедуры выполняли с помощью программного пакета Statistica 6.0 для Windows (StatSoft Inc., США). Для описания и анализа данных применяли параметрические и непараметрические методы статистики. Данные представлены в виде - минимальных значений (min), максимальных значений (max), среднего значения (M), стандартной ошибки (m), медианы (Me) и интерквартильного размаха (25-75%). Вычисляли коэффициенты парной линейной корреляции r. В зависимости от величины r оценивали выраженность взаимосвязи: >0,7 - выраженная, 0,4-0,69 - умеренная, <0,39 - слабая. Достоверность отличий средних величин оценивали по критерию Стьюдента (t). Различия значений считали достоверными при уровне вероятности 95% (p<0,05), r счи- тали значимым при уровне p<0,05.

Результаты и обсуждение

При поступлении тяжесть состояния пациентов была обусловлена степенью выраженности порока сердца и гемодинамическими нарушениями.

У всех пациентов при поступлении в клинику оценивали степень сердечной недостаточности (недостаточность кровообращения) по классификации хронической сердечной недостаточности (ХСН) Н.Д. Стражеско и определяли функциональный класс ХСН по классификации Нью-Йоркской кардиологической ассоциации (NYHA, 1964).

Количество лейкоцитов в периферической крови у пациентов находилось в пределах референтных интервалов. ПКТ при поступлении не определялся ввиду отсутствия клинических и лабораторных признаков инфекционно-воспалительного процесса.

Характеристика кардиохирургических больных представлена в табл. 1.

ПКТ определяли у пациентов с развитием инфекционно-воспалительного процесса, диагностированного по критериям согласительной конференции American College of Chest Physicians и Society of Critical Care Medicine [31].

В литературе имеются данные о различиях уровней ПКТ у детей и взрослых с инфекционно- воспалительными процессами [31, 32, 35]. В связи с этим пациентов разбили на 2 группы - дети и взрослые, результаты определения ПКТ в этих группах представлены в табл. 2 и 3.

Кроме того, наряду с определением уровня (концентрации) ПКТ исследовали количество лейкоцитов в периферической крови как маркера инфекционно-воспалительного процесса.

Результаты статистического анализа ПКТ и WBC у детей и взрослых представлены в таблице 4.

Достоверных различий в средних значениях уровня ПКТ и количества лейкоцитов у детей и взрослых не выявлено.

Для определения взаимосвязей между уровнем ПКТ и количеством лейкоцитов провели корреляционный анализ. Коэффициент корреляции между ПКТ и количества лейкоцитов у детей составил +0,31, у взрослых - r=+0,15, что указывает на слабую взаимосвязь между изучаемыми показателями. Отсутствие взаимосвязи между уровнем ПКТ и количеством лейкоцитов позволило отказаться от дальнейшего анализа количества лейкоцитов как маркера инфекционно-воспалительного процесса у кардиохирургических больных. Ввиду отсутствия достоверных различий в средних значениях уровня ПКТ у детей и взрослых пациентов данные выборки больных объединили в одну группу.

Для систематизации полученных данных у пациентов (уровня ПКТ и течение послеоперационного периода) были составлены ранговые интервалы, согласно которым пациентов разделили на 7 групп.

1-я группа (14 детей и 34 взрослых): уровень ПКТ у детей и взрослых находился в диапазоне 2,09-17,51 нг/мл, среднее значение ПКТ - 7,05 нг/ мл. У пациентов 1-й группы в первые часы после оперативного вмешательства развилась острая сердечно-сосудистая недостаточность, 20 пациентам потребовались экстракорпоральная мембранная оксигенация (ЭКМО) и длительная искусственная вентиляция (ИВЛ).

20 пациентов погибли на 27-28-е сутки после оперативного вмешательства, причины смерти - острая сердечно-сосудистая недостаточность, полиорганная недостаточность, сепсис.

28 пациентов выжили, они находились в реанимационном отделении в среднем 30 сут, на 35- 38-е сутки были выписаны из стационара. В послеоперационном периоде проводилась длительная ИВЛ, на фоне которой развилась пневмония. При микробиологическом исследовании крови обнаружены Klebsiella pneumonia, Enterobacter cloacae, Acinetobacter baumanil, Pseudomonas aeruginosa, Escherichia coli, Proteus murabilis.

2-я группа (1 ребенок, 6 взрослых): уровень ПКТ - в диапазоне 17,52-32,94 нг/мл, среднее значение ПКТ - 18,46 нг/мл.

Ребенок с врожденным пороком сердца, 2 взрослых с хронической ревматической болез- нью сердца и 4 пациента с ИБС.

3 взрослых пациентов погибли на 6-8-е сутки после операции. В первые часы после операции отмечалось нарушение гемодинамики. Диагностирована острая сердечно-сосудистая недостаточность, которая потребовала подключения ЭКМО. Причина смерти пациентов - острая сердечно-сосудистая и полиорганная недостаточность. При микробиологическом исследовании крови микроорганизмов не обнаружено.

У 4 взрослых пациентов послеоперационный период осложнился сердечно-сосудистой, дыхательной и почечно-печеночной недостаточностью, пневмонией и сепсисом. Им проводилась длительная ИВЛ (7-9 сут), пациенты на 8-10-е сутки переведены из отделения реанимации в кардиохирургическое отделение, из стационара выписаны в удовлетворительном состоянии на 23-25-е сутки. При микробиологическом исследовании крови у 4 пациентов обнаружена Klebsiella pneumoniae.

3-я группа (3 взрослых, 1 ребенок до 1 года жизни): уровень ПКТ - 32,95-48,36 нг/мл, среднее значение ПКТ - 31,89 нг/мл.

Взрослые пациенты поступили с ИБС, им выполнена операция коронарного шунтирования на работающем сердце. Ребенок с врожденным пороком сердца.

2 пациентов погибли на 28-е и 19-е сутки (ребе- нок и 1 взрослый), 2 взрослых пациента выписаны из стационара на 14-18-е сутки в удовлетворительном состоянии. Послеоперационный период у всех пациентов осложнился острой сердечной недостаточностью, которая потребовала рестернотомии, у 2 пациентов подключения ЭКМО. При микробиологическом исследовании биологического материала (кровь) результаты отрицательные.

4-я группа (3 детей, средний возраст - 18,5 сут); все дети с врожденными пороками сердца: значения ПКТ - 48,35-63,79 нг/мл, среднее значение ПКТ - 53,08 нг/мл. Выполнены операции клапанной коррекции в условиях ИК. У 2 пациентов послеоперационный период осложнился острой сердечной недостаточностью, потребовалось подключение ЭКМО. На фоне длительной ИВЛ развились пневмония и сепсис. В реанимации в среднем дети находились 13 суток, 2 детей погибли на 14-е и 19-е сутки, 1 ребенок выписан из стационара в удовлетворительном состоянии на 19-е сутки. Причины смерти детей - острая сердечно-сосудистая недостаточность, сепсис, полиорганная недостаточность. При микробиологическом исследовании крови у всех детей обнаружены Acinetobacter baumannii и Pseudomonas aeruginosa.

5-я группа (1 взрослый с ИБС): уровень ПКТ - 63,80-79,22 нг/мл, среднее значение ПКТ - 71,81 нг/мл. Операция на сердце выполнена в условиях ИК. В первые часы послеоперационный период осложнился острой сердечной недостаточностью, потребовалась повторная рестернотомия, а после операции длительная ИВЛ. Послеоперационный период осложнился сепсисом, сердечно- сосудистой и почечно-печеночной недостаточностью. В реанимации находился 12 сут, из стационара выписан на 29-е сутки. При микробиологическом исследовании в крови обнаружена Escherichia coli.

6-я группа (3 взрослых с ИБС): уровень ПКТ - 79,23-94,65 нг/мл, среднее значение ПКТ - 85,40 нг/мл. Операции на сердце выполнены в условиях ИК. В первые часы послеоперационный период осложнился острой сердечной недостаточностью, потребовалась повторная рестернотомия. Длительная ИВЛ. Послеоперационный период осложнился сепсисом, сердечно-сосудистой и почечно-печеночной недостаточностью. В реанимации эти пациенты в среднем находились 9 сут, из стационара выписаны на 20-22-е сутки. Результаты микробиологического исследования крови отрицательные.

7-я группа (вариационный ряд; 4 взрослых с ИБС, 1 ребенок с врожденным пороком сердца - тетрадой Фалло): значения ПКТ - 94,66- 110,00 нг/мл, среднее значение ПКТ - 98,86 нг/мл. Операции на сердце выполнены в условиях ИК. В первые часы послеоперационный период осложнился нарушениями со стороны сердечно-сосудистой системы, потребовалась рестернотомия. Длительная ИВЛ. Послеоперационный период осложнился пневмонией, сепсисом, сердечно-сосудистой и почечно-печеночной недостаточностью. В реанимации в среднем находились 13 сут, из стационара в среднем выписаны на 28-е сутки. При микробиологическом исследовании биологического материала результаты отрицательные.

Анализируя вышепредставленные данные, можно сделать заключение, что у всех пациентов ранний послеоперационный период осложнился острой сердечно-сосудистой недостаточностью, у 30 пациентов из 70 (42,86%) потребовалось подключение ЭКМО. Кроме острой сердечно- сосудистой, у пациентов наблюдалась дыхательная недостаточность, в связи с чем им потребовалась длительная ИВЛ, на фоне которой развилась пневмония, приведшая к сепсису.

В литературе имеются данные [32-36] о том, что высокие уровни ПКТ в 1-е сутки после операции указывают на неблагоприятное течение послеоперационного периода. В нашем случае у пациентов 6-й и 7-й групп отмечались максимальные значения ПКТ в 1-е сутки после операции, был зарегистрирован 1 летальный исход, в отличие от пациентов 1-й группы.

В то же время высокие значения ПКТ могут быть обусловлены повышением количества лейкоцитов в периферической крови в ответ на развитие системного воспалительного ответа. При развитии патологического процесса в лейкоцитах происходит синтез ПКТ. Уровень ПКТ коррелирует с лейкоцитозом: чем больше количество лейкоцитов в крови, тем выше значения ПКТ [37-40].

У 50% пациентов 6-й и 7-й групп со значительными значениями ПКТ количество лейкоцитов в периферической крови было в пределах референтных значений; у 50% пациентов 6-й и 7-й групп отмечался лейкоцитоз - количество лейкоцитов в крови варьировало от 29×109/л до 63×109/л.

Считают, что значительное повышение ПКТ в 1-е сутки после оперативного вмешательства является ложноположительным результатом, оно наблюдается при обширной хирургической травме в результате массовой гибели клеток. Значения ПКТ при массовой гибели клеток быстро повышаются, затем при отсутствии инфекции в течение 3-5 сут наблюдается снижение значений ПКТ до уровней здорового человека: в такой ситуации на основании высоких значений ПКТ трудно диагностировать развитие инфекционно-воспалительного процесса (сепсиса).

Возможно, причиной значительного повышения уровня ПКТ у пациентов 6-й и 7-й групп после операций на сердце мог быть массивный распад тканей в результате обширной хирургической травмы.

Результаты анализа пациентов по группам представлены в табл. 5.

Из данных табл. 5 следует, что 44 (65,38%) пациента выжили, 26 (34,62%) погибли. В 24 (34,29%) случаях результаты микробиологического исследования крови были положительные. В то же время в 46 (65,71%) случаях результаты микробиологического исследования крови были отрицательными. Однако отрицательные результаты микробиологического исследования не всегда указывают на отсутствие инфекции, особенно у кардиохирургических больных с осложненным послеоперационным периодом, получающих антибактериальную терапию.

Вероятно, у пациентов 6-й и 7-й групп значительное повышение ПКТ обусловлено обширной хирургической травмой. В динамике количество ПКТ снижалось в течение 6-7 сут и коррелировало с улучшением гемодинамики.

Клинический пример 1

Пациент В., 2013 г.р. 06.11.2014 выполнена коррекция врожденного порока сердца.

Ранний послеоперационный период осложнился острой сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью (ИВЛ - 7 сут), а также почечно- печеночной недостаточностью.

06.11.2014 концентрация ПКТ - 110 нг/мл, 07.11.2014 - 98 нг/мл, 08.11.2014 - 85 нг/мл, 09.11.2014 - 79 нг/мл, 10.11.2014 - 63 нг/мл, 11.11.2014 - 44,55 нг/мл, 13.11.2014 - 21,00 нг/мл, 14.11.2014 - 2,2 нг/мл, 17.11.2014 - 1,52 нг/мл.

Результаты микробиологического исследования крови в период наблюдения отрицательные.

Учитывая особенности течения послеоперационного периода и динамику изменения уровня ПКТ, а также результаты микробиологического исследования крови в послеоперационном периоде у пациентов 6-й и 7-й групп, мы решили исключить их из дальнейшего анализа в связи с трудностями интерпретации уровней ПКТ.

Представляет интерес изучить значения ПКТ у выживших и умерших пациентов. По течению послеоперационного периода пациентов разделили на 2 группы.

1-я группа - пациенты с благоприятным исходом послеоперационного периода; уровень ПКТ - 2,55-39,80 нг/мл, среднее значение ПКТ - 11,85±1,94 нг/мл.

2-я группа - пациенты с неблагоприятным течением послеоперационного периода; уровень ПКТ - 2,1-85,48 нг/мл, среднее значение ПКТ - 12,85±2,34 нг/мл.

У пациентов 1-й и 2-й групп средние значения ПКТ были практически одинаковые. Полученные средние значения ПКТ у пациентов с благоприятным и неблагоприятным послеоперационным периодом не отличались от значений других авторов [1].

Таким образом, однократное определение уровня (концентрации) ПКТ у больных с сепсисом не позволяет оценить течение послеоперационного периода (исход). Для оценки течения послеоперационного периода (оценки эффективности проводимой терапии, исхода) необходимо исследовать уровень (концентрацию) ПКТ в динамике.

Клинический пример 2

Пациент Т., 2014 г.р. 06.11.2014 выполнена коррекция врожденного порока сердца - сужение ветвей легочной артерии, атриосептостомия.

Ранний послеоперационный период осложнился сердечно-сосудистой, дыхательной и почечно- печеночной недостаточностью.

11.06.2014 концентрация ПКТ - 6,2 нг/мл, 15.06.2014 - 6,52 нг/мл, 20.06.2014 - 5,39 нг/мл, 21.07.2014 - 17,33 нг/мл, 24.07.2014 - 62,52 нг/мл, 11.11.2014 - 44,55 нг/мл, 13.11.2014 - 21,00 нг/мл.

При микробиологическом исследовании крови обнаружена Pseudomonas aeruginosa. Несмотря на проводимые лечебные мероприятия, пациент погиб.

На основании определения в динамике уровня ПКТ можно сделать заключение, что послеоперационный период протекал неблагоприятно (исход неблагоприятный, терапия неэффективна).

Клинический пример 3

Пациент У., 1956 г.р. 14.04.2011 выполнена коррекция приобретенного порока сердца - протезирование митрального клапана, аннулопластика трикуспидального клапана.

Ранний послеоперационный период осложнился дыхательной и почечно-печеночной недостаточностью.

21.04.2011 концентрация ПКТ - 11,73 нг/мл, 21.04.2011 - 12,10 нг/мл, 25.04.2011 - 8,92 нг/мл, 30.04.2011 - 4,56 нг/мл, 04.05.2011 - 2,92 нг/мл, 09.05.2011 - 1,65 нг/мл.

При микробиологическом исследовании крови обнаружена Enterobacter cloacae. Пациент выписан из стационара в удовлетворительном состоянии на 51-е сутки.

Данные примеры демонстрируют возможность использования определения уровня ПКТ в динамике у пациента с сепсисом для оценки течения послеоперационного периода и эффективности проводимой терапии.

В литературе имеются данные о различиях в уровнях ПКТ в зависимости от обнаруженной в крови микрофлоры: при грамотрицательной микрофлоре уровни ПКТ выше, чем при грамположительной [38]. Подтвердить или опровергнуть имеющиеся данные в литературе мы не можем, так как у наших пациентов была обнаружена только грамотрицательная микрофлора.

Выводы

1. Уровень ПКТ у кардиохирургических пациентов с инфекционно-воспалительным процессом (сепсисом) варьировал от 2,0 до 79,22 нг/мл.

2. При уровне ПКТ >79,23 нг/мл у кардиохирургических пациентов с осложненным послеоперационным периодом в 1-е сутки после оперативного вмешательства диагностировать сепсис невозможно. Необходимо динамическое наблюдение за уровнем ПКТ наряду с микробиологическими ис- следованиями.

3. По разовой оценке уровня ПКТ тяжело оценить течение послеоперационного периода у кардиохирургических пациентов с осложненным послеоперационным периодом. Необходимо определять уровень ПКТ в динамике.

4. Снижение уровня ПКТ на фоне проводимой терапии указывает на благоприятное течение послеоперационного периода и эффективность проводимой терапии.

5. Повышение уровня ПКТ на фоне проводимой терапии указывает на неблагоприятное течение послеоперационного периода и отсутствие эффекта от проводимой терапии. 

Литература

1. Белобородова Н.В., Туманян М.Р., Черневская Е.А., Попов Д.А. и др. Современные биомеркеры инфекции в кардиохирургической практике // Детские болезни сердца и сосудов. 2009. No 1. С. 48-56.

2. Закляков, К.И., Шашин С.А., Панцулая Г.Е., Габуков А.А. и др. Компактотомия и остеотрепанация в лечении критической ишемии верхних и нижних конечностей // Ангиология и сосуд. хир. 1998. No 2. С. 169.

3. Зурнаджьянц В.А., Кчибеков Э.А. Диагностическая и прогностическая ценность белков острой фазы при остром панкреатите // Инфекции в хир. 2009. Т. 7, No 2. С. 45-47.

4. Зурнаджьянц В.А., Чупров П.И., Жидовинов А.А., Чу- пров М.П. Изучение некоторых белков и пептидов у детей, больных перитонитом // Астрахан. мед. журн. 2007. Т. 2, No 4. С. 23-26.

5. Зурнаджьянц В.А., Кчибеков Э.А., Сердюков М.А., Бондарев В.А. Ферритин и лактоферрин в оценке степени тяжести состояния больных с перитонитом // Инфекции в хир. 2014. Т. 12, No 2. С. 26-28.

6. Егорова Т.Г., Петрова О.В. Динамика С-реактивного белка при инфекционном эндокардите // Астрахан. мед. журн. 2011. Т. 6, No 4. С. 66-69.

7. Кчибеков Э.А., Никулина Д.М., Зурнаджьянц В.А. Комплексная программа прогнозирования осложнений острых воспалительных заболеваний органов брюшной полости // Астрахан. мед. журн. 2011. Т. 6, No 2. С. 182-184.

8. Петрова О.В., Шашин С.А., Тарасов Д.Г. Динамика интерлейкина-6 и С-реактивного белка в сыворотке крови пациентов после плановой коронарного шунтирования // Поликлиника. 2014. No 1-3. С. 27-29.

9. Петрова О.В., Егорова Т.Г., Бренцис З.Ю. Динамика интерлейкина-6, С-реактивного белка и ферритина в сыворотке крови пациентов после коронарного шунтирования // Астрахан. мед. журн. 2012. Т. 7, No 2. С. 83-86.

10. Петрова О.В., Шашин С.А., Тарасов Д.Г. Маркеры системного воспалительного ответа у больных, оперированных по поводу осложненного инфекционного эндокардита // Клин. мед. 2015. Т. 93, No 7. С. 26-30.

11. Петрова О.В., Шашин С.А., Тарасов Д.Г. Значение незрелых гранулоцитов в диагностике инфекционно-воспалительных процессов у кардиохирургических больных // Клин. лаб. диагностика. 2014. Т. 59, No 5. С. 25-40.

12. Петрова О.В., Гордеева О.Б., Шашин С.А., Тарасов Д.Г. Значение С-реактивного белка у кардиохирургических больных // Астрахан. мед. журн. 2015. Т. 10, No 1. С. 63-71.

13. Петрова О.В., Гордеева О.Б., Шашин С.А., Тарасов Д.Г. Значение фибриногена белка у кардиохирургических больных // Астрахан. мед. журн. 2014. Т. 9, No 4. С. 44-51.

14. Петрова О.В., Уртаева З.А., Гордеева О.Б., Шашин С.А. и др. Референтные интервалы антиромбина III при применении автоматического коагулометра STA COMPACT // Клин. мед. 2015. Т. 93, No 10. С. 43-46.

15. Савенков М.С., Петрова О.В., Бисалиева Р.А., Нику- лина Д.М. Комплексная лабораторная оценка выраженности воспалительных изменений при деструктивном холецистите // Волгоград. науч.-мед. журн. 2006. No 2. С. 51.

16. Шашин С.А. К вопросу о пластике магистральных сосудов аутотканями // Кардиология и серд.-сосуд. хир. 2010. Т. 3, No 1. С. 25-27.

17. Шашин С.А. Сравнительная оценка некоторых методов пластики дефектов брюшной аорты и нижней полой вены : автореф. дис. ... д-ра мед. наук. Астрахань, 2010. 35 с.

18. Barati M., Alinejad F., Bahar M.A. Comparison of WBC, ESR, CRP and PCT serum levels in septic and non-septic burn cases // Burns. 2008. Vol. 34, N 4. P. 770-774.

19. Bone R.C., Balk R.A., Cerra F.B. Definitions for sepsis and organ failure and guidelines for the use of innovative therapies in sepsis. THE ACCP/SCCM consensus conference committee // Chest. 1992. Vol. 101. P. 1644-1655.

20. Chalupa P., Beran O., Herwald H., Kaspiikova N. et al. Evaluation of potential biomarkers for the discrimination of bacterial and viral infections // Infection. 2011. Vol. 39, N 5. P. 411-417.

21. Dellinger R.P., Carlet J.M., Masur H. Surviving sepsis campaign guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2004. Vol. 32. P. 858-873.

22. Dellinger R.P., Levy M.M., Carlet J.M. Surviving Sepsis Campaign: international guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2008. Vol. 36. P. 296-327.

23. Dellinger R.P., Levy M.M., Rhodes A. Surviving sepsis campaign: international guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2013. Vol. 41, N 2. P. 580-637.

24. Dou Y.H., Du J.K., Liu H.L., Shong X.D. The role of procalcitonin in the identification of invasive fungal infection-a

systemic review and meta-analysis // Diagn. Microbiol. Infect. Dis. 2013. Vol. 76, N 4. P. 464-469.

25. Flayhart D., Borek A.P., Wakefield T., Dick J. et al. Comparison of BACTEC PLUS blood culture media to BacT/Alert FA blood culture media for detection of bacterial pathogens in samples containing therapeutic levels of antibiotics // J. Clin. Microbiol. 2007. Vol. 45, N 3. P. 816-821.

26. Goldstein B., Giroir B., Randolph A. International pediatric sepsis consensus conference: definitions for sepsis and organ dysfunction in pediatrics // Pediatr. Crit. Care Med. 2005. Vol. 6, N 1. P. 2-8.

27. Khilnani P., Deopujari S., Carcillo J. Recent advances in sepsis and septic shock // Indian J. Pediatr. 2008. Vol. 75, N 8. P. 821-830.

28. Levy M.M., Fink M.P., Marshall J.C. 2001 SCCM/ESICM/ACCP/ ATS/SIS international sepsis definitions conference // Crit. Care Med. 2003. Vol. 31, N 4. P. 1250-1256.

29. Limper M., de Kruif M.D., Duits A.J., Brandjes D.P.M. et al. The diagnostic role of Procalcitonin and other biomarkers in discriminating infectious from non-infectious fever // J. Infect. 2010. Vol. 60, N 6. P. 409-416.

30. Osei-Bimpong A., Meek J.H., Lewis S.M. ESR or CRP? A comparison of their clinical utility // Hematology. 2007. Vol. 12, N 4. P. 353-357.

31. Puskarich M.A., Trzeciak S., Shapiro N.I. et al. Association between timing of antibiotic administration and mortality from septic shock in patients treated with a quantitative resuscitation protocol // Crit. Care Med. 2011. Vol. 39, N 9. P. 2066-2071.

32. Reinhart K., Bauer M., Riedemann N.C., Hartog C.S. New approaches to sepsis: molecular diagnostics and biomarkers // J. Clin. Microbiol. 2012. Vol. 25, N 4. P. 609-634.

33. Riedel S., Melendez J.H., An A.T., Rosenbaum J.E. et al. Procalcitonin as a marker for the detection of bacteremia and sepsis in the emergency department // Am. J. Clin. Pathol. 2011. Vol. 135, N 2. P. 182-189.

34. Sakr Y., Sponholz C., Tuche F., Brunkhorst F. et al. The role of procalcitonin in febrile neutropenic patients: review of the literature // Infection. 2008. Vol. 36, N 5. P. 396-407.

35. Shorr A.F., Micek S.T., Welch E.C., Doherty J.A. et al. Inappropriate antibiotic therapy in Gram-negative sepsis increases hospital length of stay // Crit. Care Med. 2011. Vol. 39, N 1. P. 46-51.

36. Tsalik E.L., Jaggers L.B., Glickman S.W. et al. Discriminative value of inflammatory biomarkers for suspected sepsis // J. Emerg. Med. 2012. Vol. 43, N 1. P. 97-106.

37. Tschaikowsky K., Hedwig-Geissing M., Braun G.G., Radespiel-Troeger M. Predictive value of procalcitonin, interleukin-6, and C-reactive protein for survival in postoperative patients with severe sepsis // J. Crit. Care. 2011. Vol. 26, N 1. P. 54-64.

38. Uzzan B., Cohen R., Nicolas P., Cucherat M. et al. Procalcitonin as a diagnostic test for sepsis in critically ill adults and after surgery or trauma: a systematic review and meta-analysis // Crit. Care Med. 2006. Vol. 34, N 7. P. 1996-2003.

39. Wacker C., Prkno A., Brunkhorst F.M., Schlattmann P. Procalcitonin as a diagnostic marker for sepsis: a systematic review and meta-analysis // Lancet Infect. Dis. 2013. Vol. 13, N 5. P. 426-435.

40. Zadroga R., Williams D.N., Gottschall R. et al. Comparison of 2 blood culture media shows significant differences in bacterial recovery for patients on antimicrobial therapy // Clin. Infect. Dis. 2013. Vol. 56, N 6. P. 790-797.