Значение определения эритробластов у взрослых пациентов после операций на сердце

Резюме

Актуальность. Своевременная диагностика осложнений после операций на сердце остается актуальной и востребованной на сегодняшний день. Для диагностики осложнений используются клинико-инструментальные и лабораторные методы исследования. Лабораторные методы исследования стандартизированы, унифицированы, достоверно и точно указывают на развитие патологического процесса, в отличие от клинико-инструментальных методов, которые зависят от уровня квалификации врача, осуществляющего эти исследования.

В литературе имеются данные о прогностическом значении определения эритробластов в периферической крови у реанимационных пациентов после операций на брюшной полости.

Цель - изучить частоту обнаружения эритробластов в периферической крови у взрослых пациентов после операций на сердце и оценить значение данного показателя в кардиохирургической практике.

Материал и методы. Ретроспективному анализу были подвергнуты истории болезни 5633 взрослых пациентов, которым выполняли операции коронарного шунтирования или протезирования сердечных клапанов с 2011 по 2016 г. в Федеральном центре сердечно-сосудистой хирургии (г. Астрахань).

Результаты. Ретроспективный анализ результатов определения количества эритробластов в периферической крови и течения послеоперационного периода позволил разделить пациентов на 2 группы: 1-я группа - эритробласт-негативные пациенты (n=5399) с неосложненным послеоперационным периодом. Эритробласты в периферической крови до и после операции у них не обнаружены; 2-я группа - эритробласт-позитивные (n=234) пациенты, у них после операции на сердце в периферической крови обнаружены от 10 до 140 эритробластов на 100 лейкоцитов. У пациентов 2-й группы послеоперационный период протекал с развитием осложнений, по течению послеоперационного периода пациентов 2-й группы разделили на 3 подгруппы: 2А, 2В и 2С. 2А подгруппа - пациенты (n=162, 108 мужчин, 54 женщины) с осложненным послеоперационным периодом (повышенным поступлением отделяемого по дренажам), с благоприятным исходом; 2В подгруппа - пациенты (n=51, 33 мужчины, 18 женщин) с осложненным послеоперационным периодом (с развитием острой сердечной недостаточности, инфекционно-воспалительного процесса, почечно-печеночной недостаточности), с благоприятным исходом; 2С подгруппа - пациенты (n=21, 17 мужчин, 4 женщины) с осложненным послеоперационным периодом (с развитием острой сердечной недостаточности, инфекционно-воспалительного процесса, почечно-печеночной недостаточности) и неблагоприятным исходом (смерть). Средние значения эритробластов у пациентов 2А подгруппы составили 4,71±1,56, эритроцитов - 2,86±0,46 (на фоне кровопотери) и 3,51±0,03 (после гемотрансфузии), гемоглобина 75,85± 3,81 (на фоне кровопотери) и 100,52±0,64 (после гемотрасфузии). Диапазон колебаний количества эритробластов в крови - 10-25.

Средние значения эритробластов у пациентов 2В подгруппы достигали 40,36±3,91, эритро- цитов 3,51±0,03 и гемоглобина 103,45±1,36. Диапазон колебаний количества эритробластов в крови - 25-100.

Средние значения эритробластов у пациентов 2С подгруппы составили 76,43±7,29, эритроцитов 3,43±0,07 и гемоглобина 100,78±1,98. Диапазон колебаний количества эритробластов в крови - 32-140.
У пациентов 2А подгруппы после трансфузионной терапии отмечалось достоверное повышение количества эритроцитов и гемоглобина на фоне повышения показателей красной крови, эритробласты в крови не определялись, в то время как при тех же значениях эритроцитов и гемоглобина у пациентов подгрупп 2В и 2С в периферической крови определялись эритробласты.

Для оценки тяжести состояния пациентов реанимационного отделения определяли следующие лабораторные показатели: трансаминазы (аланинтрасаминаза, аспартаттрансаминаза), креатинин, мочевина, общий билирубин, лактат, лейкоциты, С-реактивный белок и прокальцитонин. Корреляционный анализ выявил положительную выраженную и положительную умеренную корреляцию между изучаемыми показателями, кроме лейкоцитов. Корреляция между количеством эритробластов и лейкоцитов была слабоположительная. В большинстве случаев количество лейкоцитов в периферической крови у пациентов было в пределах референтных интервалов. 

Выводы. 1. При благоприятно протекающем послеоперационном периоде эритробласты в периферической крови не определяются.

2. При развитии осложнений в послеоперационном периоде в периферической крови у кардиохирургических больных обнаруживаются эритробласты. 

3. Эритробласты являются показателем эритропоэза и системного воспалительного ответа. 

4. Эритро- бласты являются самостоятельным показателем тяжести состояния пациентов.

Дизайн исследования: уровень доказательности IIa.

Ключевые слова:эритробласты, кардиохирургические пациенты, кровь

Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Петрова О.В., Шабанова Г.Р., Никулина Д.М., Тарасов Д.Г. Значение определения эритробластов у взрослых пациентов после операций на сердце // Клин. и эксперимент. хир. Журн. им. акад. Б.В. Петровского. 2020. Т. 8, No 1. С. 56-66. doi: 10.33029/2308-1198-2020-8-1-56-66
Статья поступила в редакцию 18.07.2019. Принята в печать 05.02.2020.

Несмотря на достижения современной кардиохирургии своевременная диагностика осложнений после операций на сердце остается актуальной и востребованной и на сегодняшний день. Для диагностики осложнений у кардиохирургических пациентов используются клинико-инструментальные и лабораторные методы исследования.

Клинико-инструментальные методы не всегда достоверно отражают развитие патологического процесса, имеют ограничения, так как зависят от уровня квалификации врача, осуществляющего эти исследования.

Лабораторные методы исследования стандартизированы, унифицированы, достоверно и точно указывают на развитие патологического процесса [1, 8-10, 18, 21].

Выполняя исследования периферической крови на гематологических автоматических анализаторах, мы обратили внимание, что у пациентов с осложненным послеоперационным периодом в периферической крови обнаруживаются эритробласты.

Эритробласты являются предшественниками эритроцитов, они присутствуют в кроветворной ткани костного мозга и в периферической крови взрослых здоровых людей не обнаруживаются. При развитии патологических процессов (талассемии, остеомиелофиброзе, остром и хроническом лейкозе, массивной кровопотере) эритробласты обнаруживаются в периферической крови.

В литературе имеются данные о прогностическом значении определения эритробластов в периферической крови у реанимационных паци- ентов после операций на брюшной полости: обнаружение эритробластов в периферической крови у подобных больных указывает на неблагоприятное течение заболевания [2, 7].

В связи с этим мы поставили перед собой цель - изучить частоту обнаружения эритробластов в периферической крови у пациентов после операций на сердце и оценить значение данного показателя в кардиохирургической практике.

Материал и методы

Ретроспективному анализу были подвергнуты истории болезни 5633 взрослых пациентов, которым выполнялись операции коронарного шунтирования или протезирования сердечных клапанов с 2011 по 2016 г. в ФГБУ "ФЦССХ" Минздрава России (Астрахань). Все медицинские данные собраны и систематизированы стандартным образом с использованием таблиц Excel. Комплексное обследование больных проводили до начала лечения и после него согласно стандартам оказания помощи больным с сердечно-сосудистыми заболеваниями.

На догоспитальном этапе производили отбор пациентов для кардиохирургических вмешательств. Пациентов, имеющих неопластические и инфекционно-воспалительные процессы, не оперировали.

На момент поступления в стационар тяжесть состояния пациентов была обусловлена степенью тяжести сердечной недостаточности и нарушения кровообращения. На дооперационном этапе биохимические показатели крови и показатели общего анализа периферической крови были в пределах референтных значений, эритробласты в периферической крови не были обнаружены.

Анализу подвергались демографические показатели, послеоперационные характеристики (анализ развития осложнений в послеоперационном периоде, сроки искусственной вентиляции легких и инотропной поддержки, длительность пребывания в стационаре и палате интенсивной терапии), изменения гематологических показателей крови.

Пациентам, которым выполняли шунтирование коронарных артерий, проводили страфикацию риска по шкале EuroSCORE.

Основные виды хирургических операций: больные с ишемической болезнью сердца (ИБС) - аорто-коронарное и маммарокоронарное шунтирование без искусственного кровообращения (4064 пациента), больные с хронической ревматической болезнью сердца (ХРБС) - протезирование сердечных клапанов в условиях искусственного кровообращения (1569 пациентов).

Все операции проводили с использованием стандартных анестезиологических и хирургических методик.

Образцы крови для исследования собирали путем пункции кубитальной вены после наложения жгута (не более 1 мин) в положении пациента лежа с помощью двухкомпонентных систем для забора крови (Sarstedt, Германия).

Исследование показателей клинического анализа крови (количество эритроцитов, гемоглобина, лейкоцитов, тромбоцитов, показателей лейкоцитарной формулы) проводили на автоматическом гематологическом анализаторе Sysmex XT 2000i (Sysmex Corporation, Япония). После исследования периферической крови на автоматическом гематологическом анализаторе проводили микроскопическую дифференцировку популяции лейкоцитов и подсчет эритробластов при их обнаружении.

Исследование биохимических показателей крови (трансаминаз, мочевины, креатинина, общего билирубина) проводили на автоматическом биохимическом анализаторе Cobas c 311 (Roche Di- agnostic, Германия). Исследование уровня лактата проводили на автоматическом анализаторе кислотно-основного равновесия, электролитов и метаболитов Cobas b 221 (Roche Diagnostic, Германия). Исследование количества высокочувствительного С-реактивного белка проводили на автоматическом иммунохимическом анализаторе Cobas е 411 (Roche Diagnostic, Германия).

Полученные параметрические количественные данные представлены в виде среднего значения и стандартного отклонения (в скобках). Качественные признаки описаны простым указанием количества и доли в процентах. Все данные, полученные в ходе исследования, обработали методами параметрической статистики с помощью программы Microsoft Excel с опцией "Анализ данных". Вычисляли коэффициенты пар- ной линейной корреляции (r). В зависимости от величины оценивали выраженность взаимо- связи: >0,7 - выраженная; 0,4-0,69 - умеренная; <0,39 - слабая. Различия значений считали достоверными при уровне вероятности более 95% (р<0,05).

Результаты и обсуждение

Ретроспективный анализ результатов определения количества эритробластов в периферической крови и течения послеоперационного периода позволил разделить пациентов на 2 группы.

1-я группа - эритробласт-негативные пациенты (n=5399) с неосложненным послеоперационным периодом. Пациенты были экстубированы через 10-15 ч после операции, через 15-20 ч после операции они были переведены из реанимационного в кардиохирургическое отделение для дальнейшего лечения. Послеоперационный период протекал без особенностей (осложнений), пациенты на 11-15-е сутки после операции были выписаны из стационара в удовлетворительном состоянии. Эритробласты в периферической крови до и после операции у этих больных не обнаружены.

Характеристика групп больных представлена в табл. 1.

Количество эритробласт-позитивных пациентов составило 4,33% общего количества больных. Не выявлено возрастных отличий в исследуемых группах. Количество мужчин в обеих группах было достоверно больше, чем женщин (см. табл. 1).

Вторая группа больных - эритробласт-позитивные (n=234) пациенты, у которых после операции на сердце в периферической крови эритробласты обнаружены в диапазоне от 10 до 140 на 100 лейкоцитов.

У пациентов 2-й группы послеоперационный период протекал с развитием осложнений:

  • повышенным поступлением отделяемого по дренажам, с благоприятным исходом;
  • с развитием острой сердечной недостаточности, инфекционно-воспалительного процесса, почечно-печеночной недостаточности, с благоприятным исходом;
  • с развитием острой сердечной недостаточности, инфекционно-воспалительного процесса, почечно-печеночной недостаточности, с неблагоприятным исходом.

Пациентов 2-й группы по течению послеоперационного периода можно разделить на 3 подгруппы: 2А, 2В и 2С.

2А подгруппа - пациенты (n=162, 108 мужчин, 54 женщины) с осложненным послеоперационным периодом и благоприятным исходом. Послеоперационный период в первые сутки после операции у больных 2А подгруппы осложнился повышенным поступлением отделяемого по дренажам. В 1-е сутки после операции темп отделяемого по дренажам составил в среднем 175 мл/ч, отделяемое носило геморрагический характер. На 2-е сутки после операции темп отделяемого по дренажам сократился и составил в среднем 100 мл/ч, характер отделяемого серозно-геморрагический; на 3-и сутки темп отделяемого по дренажам достигал 50 мл/ч, характер - серозно-геморрагический.

На фоне повышенного поступления отделяемого по дренажам в периферической крови отмечалось снижение количества гемоглобина в среднем до 79,85±3,81 г/л и эритроцитов до 2,86±0,46×1012/л, были обнаружены эритробласты в диапазоне от 10 до 25 на 100 лейкоцитов. Кроме того, отмечались изменения показателей системы гемостаза (снижение количества фибриногена в плазме крови, удлинение протромбинового и активированнного частичного тромбопластинового времени). Биохимические показатели крови были в пределах референсных значений.

На основании клинических данных, изменения показателей периферической крови и системы гемостаза проводили трансфузионную терапию - свежезамороженной плазмой и эритроцитарной взвесью.

На фоне проводимой терапии на 4-е сутки отделяемое по дренажам прекратилось, в периферической крови отмечалось повышение количества гемоглобина в среднем до 100,52±0,64 г/л и эритроцитов до 3,51±0,03×1012/л, эритробласты не обнаружены.

Пациенты 2А подгруппы на 5-е сутки после оперативного вмешательства были переведены из реанимационного в кардиохирургическое отделение для дальнейшего лечения и выписаны из стационара на 13-17-е сутки после оперативного вмешательства в удовлетворительном состоянии.

Появление эритробластов в периферической крови у пациентов 2А подгруппы, по-видимому, было обусловлено кровопотерей. На фоне кровопотери отмечается снижение количества эритроцитов и гемоглобина в периферической крови. Снижение количества эритроцитов в крови приводит к развитию гемической гипоксии. Гипоксия является триггером для стимуляции эритропоэза, в результате чего в периферическую кровь из костного мозга поступают незрелые клетки - эритробласты.

Пациенты 2В и 2С подгрупп практически не отличались друг от друга (одного возраста, в подгруппах превалировали мужчины, с одинаковыми осложнениями), за исключением течения послеоперационного периода.

2В подгруппа - пациенты (n=51, 33 мужчины, 18 женщин) с осложненным послеоперационным периодом и благоприятным исходом.

2С подгруппа - пациенты (n=21, 17 мужчин, 4 женщины) с осложненным послеоперационным периодом и неблагоприятным исходом (смерть).

Характеристика пациентов 2В и 2С подгрупп представлена в табл. 2.

Из данных, представленных в табл. 2, видно, что средние значения времени инотропной поддержки и искусственной вентиляции легких были недостоверно выше в 2В подгруппе по сравнению с 2Б. Представленные данные обусловлены тяжестью состояния пациентов 2В подгруппы.

Средние значения пребывания в отделении реанимации и сроков госпитализации (см. табл. 2) были достоверно выше (р<0,001) в 2В подгруппе по сравнению с пациентами 2С и 2А подгрупп.

Пациенты 2В подгруппы после купирования кровотечения на 4-5-е сутки для дальнейшего лечения были переведены из реанимационного отделения в кардиохирургическое.

Пациенты 2С подгруппы, несмотря на предпринятое лечение, умерли на 9-10-е сутки.

Средние значения эритробластов, эритроцитов и гемоглобина у пациентов 2-й группы представлены в табл. 3.

Средние значения эритробластов в крови у па- циентов 2С подгруппы оказались достоверно выше (р<0,001) - на 1,89 раза по сравнению 2В подгруппой, и в 16,23 раза достоверно выше (р<0,001), чем в подгруппе 2А. В 2В подгруппе содержание эритробластов в 8,57 раза достоверно выше (р<0,001), чем в 2А подгруппе (табл. 3).

Количество эритроцитов и гемоглобина в периферической крови в подгруппах 2В и 2С было практически одинаковым (см. табл. 3). Диапазон колебания количества эритробластов в крови пациентов подгрупп 2В и 2С показан в табл. 3.

В подгруппе 2А отмечалось достоверное повышение количества эритроцитов и гемоглобина (р<0,001) на фоне трансфузионной терапии (см. табл. 3). Средние значения эритроцитов и гемоглобина у пациентов 2А подгруппы после коррекции кровопотери не отличались от значений 2В и 2С подгрупп (см. табл. 3). Обращает на себя внимание тот факт, что у пациентов 2А подгруппы после трансфузионной терапии отмечалось достоверное повышение количества эритроцитов до 3,51±0,03×1012/л, на фоне повышения количества эритроцитов эритробласты в крови не определялись, в то время как при тех же значениях эритроцитов (см. табл. 3) у пациентов 2Б и 2В подгрупп в периферической крови определялись эритро- бласты (см. табл. 3). Вероятно, что стимулом для усиления эритропоэза является не только кровопотеря, но и другие факторы.

Проводя анализ полученных данных, мы обратили внимание на то, что у пациентов 2Б и 2В подгрупп (реанимационных пациентов с ослож- ненным послеоперационным периодом) количество эритробластов коррелировало с тяжестью их состояния.

Для оценки тяжести состояния пациентов ре- анимационного отделения (профиля) используют оценочные шкалы АРАСНЕ II (Acute Physiological and Chronic Health Estimation) и SOFA (Sequential Organ Failure Assessment) [11-13, 16-18, 21], в ко- торые включены следующие лабораторные параметры - трансаминазы (аланинаминотрансаминаза, аспартатаминотрансаминаза), креатинин, мочевина, общий билирубин, лактат, лейкоциты.

Кроме этого, у пациентов 2В и 2С подгрупп в 39,22 и 100% случаев диагностированы инфекционно-воспалительные заболевания (см. табл. 2). В связи с этим мы провели корреляционный анализ между количеством эритробластов в периферической крови и общедоступными маркерами органной недостаточности и инфекционно-воспалительных осложнений [14, 16, 17, 19]: С-реактивный белок (СРБ) и прокальцитонин (ПКТ). Результаты корреляционного анализа между количеством эри- тробластов и значениями лабораторных маркеров тяжести состояния (почечно-печеночной недостаточности, гипоксии, инфекционно-воспалительного процесса) представлены в табл. 4.

Корреляционный анализ выявил (см. табл. 4): положительную выраженную и положительную умеренную корреляцию между изучаемыми показателями, кроме лейкоцитов. Корреляция между количеством эритробластов и количеством лейкоцитов была слабоположительная (см. табл. 4). В большинстве случаев количество лейкоцитов в периферической крови у пациентов было в пределах референтных интервалов. Это еще раз подтверждаются данные, имеющиеся в литературе, о том, что определение количества лейкоцитов в периферической крови как показателя системного воспалительного ответа мало информативно у пациентов, получающих антибактериальную терапию [3-6, 20, 22-24].

Наличие корреляции между количеством эритробластов в периферической крови и значениями маркеров системного воспалительного ответа указывает на то, что количество эритробластов в периферической крови может являться самостоятельным маркером системного воспалительного процесса. В основе механизма появления эритробластов в периферической крови лежит системная воспалительная реакция, которая сопровождается тканевой гипоксией. Тканевая гипоксия стимулирует эритропоэз, в результате чего в крови обнаруживаются предшественники эритроцитов - эритробласты.

Таким образом, эритробласты, по-видимому, являются не только показателями эритропоэза, но и маркером системного воспалительного ответа.

Динамику изменения количества эритробластов в периферической крови у кардиохирургических больных представим на примере клинического случая.

Клинический случай

Пациент Л., 62 года, карта стационарного больного No 4185-14, диагноз "хроническая ревматическая болезнь сердца. Умеренный аортальный стеноз. Аортальная недостаточность II степени. Митральная недостаточность III-IV степени. Хроническая сердечная недостаточность 2Б. Функциональный класс IV. Легочная гипертензия".

Выполнена операция протезирования аортального клапана механическим протезом, пластика митрального и трикуспидального клапанов в условиях искусственного кровообращения и нормотермии. Послеоперационный период осложнился сердечно-сосудистой недостаточностью, инфекционно-воспалительным процессом (сепсисом).

В 1-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое. Тяжесть состояния пациента обусловлена сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью, пациент находился на искусственной вентиляции легких. В периферической крови обнаружены эритробласты в количестве 35 на 100 лейкоцитов.

На 2-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое. Тяжесть состояния пациента обусловлена сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью, инфекционно-воспалительным процессом (пневмонией). Пациент находится на искусственной вентиляции легких. Количество эритробластов в периферической крови составляет 58 на 100 лейкоцитов.

На 3-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое. Тяжесть состояния пациента обусловлена сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью, сепсисом. Количество эритробластов в периферической крови составляет 104 на 100 лейкоцитов.

На 4-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое. Тяжесть состояния пациента обусловлена сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью, сепсисом. Количество эритробластов в периферической крови составляет 74 на 100 лейкоцитов.

На 5-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое. Тяжесть состояния пациента обусловлена сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточностью, почечно- печеночной недостаточностью, сепсисом. Количество эритробластов в периферической крови составляет 74 на 100 лейкоцитов.

На 6-е сутки после оперативного вмешательства состояние пациента крайне тяжелое, тяжесть состояния пациента обусловлена полиорганной недостаточностью, сепсисом. Количество эритробластов в периферической крови составляет 77 на 100 лейкоцитов.

Несмотря на проводимое лечение, динамика состояния пациента сохранялась отрицательной (тяжесть почечной и печеночной недостаточности нарастала и привела к развитию полиорганной недостаточности; наблюдалась генерализация инфекционно-воспалительного процесса), количество эритробластов в периферической крови достигало 106 на 100 лейкоцитов. Пациент умер на 9-е сутки после оперативного вмешательства.

Мы обратили внимание на тот факт, что у паци- ентов 2B и 2C подгрупп с инфекционно-воспалительными процессами (сепсис) в 100% случаев обнаружение эритробластов в периферической крови сопровождалось положительными результатами бактериологического исследования крови, и в 100% случаях была выделена грамотрицательная флора (Pseudomonas aeruginosa, Klebsiella pneumoniae).

Хотелось бы отметить, что клеточный состав периферической крови может изменяться в течение суток в зависимости от развития патологического процесса, проводимой терапии, в то время как биохимические показатели крови (аланинтрансфераза, аспартаттрансфераза, креатинин, мочевина, общий билирубин, лактат), отражающие тяжесть состояния, развитие и течение полиорганной недостаточности, эффективность проводимой терапии, изменяются медленно (в течение 2-3 суток), не так быстро, как клеточный состав периферической крови.

Заключение

В литературе имеются данные о роли маркеров системного воспалительного ответа в диагностике (оценке, прогнозировании) развития осложнений у кардиохирургических больных. Однако многие из маркеров системного воспалительного ответа остаются недоступными для широкой клинической практики.

Эритробласты - это показатель клинического анализа крови (общего анализа крови), определение и подсчет данного показателя производится на автоматическом гематологическом анализаторе или при дифференцированном подсчете популяций лейкоцитов (лейкоцитарная формула).

Оценка изменения показателей клинического анализа крови должна проводиться ежедневно, особенно реанимационным пациентам. Следовательно, определение наличия и количества эритробластов в периферической крови также может производиться ежедневно.

Кроме того, для определения эритробластов в периферической крови у кардиохирургических пациентов нет необходимости в приобретении дорогостоящего оборудования, реактивов и обучения персонала клинических лабораторий.

Выводы:

1. При благоприятно протекающем послеоперационном периоде эритробласты в периферической крови не определяются.

2. При развитии осложнений в послеоперационном периоде у кардиохирургических больных в периферической крови обнаруживаются эритробласты.

3. Эритробласты являются показателем эритропоэза и системного воспалительного ответа.

4. Эритробласты являются самостоятельным показателем тяжести состояния пациентов.

Полученные данные указывают на целесообразность использования изменений клеточного состава периферической крови (обнаружения эритробластов) у кардиохирургических больных для своевременной диагностики развития осложнений в послеоперационном периоде, оценки тяжести состояния и, вероятно, для оценки эффективности проводимой терапии.

Литература

1. Белобородова Н.В., Туманян М.Р., Черневская Е.А., Попов Д.Аи дрСовременные биомеркеры инфекции в кардиохирургической практике // Детские болезни сердца и сосудов. 2009. No 1. С. 48-56.

2. Кчибеков Э.А., Никулина Д.М., Зурнаджьянц В.АКомплексная программа прогнозирования осложнений острых воспалительных заболеваний органов брюшной полости // Астраханский медицинский журнал. 2011. Т. 6, No 2. С. 182-184.

3. Петрова О.В., Тарасов Д.Г., Никулина Д.М., Уртаева З.А., Мотрева А.П., Мурыгина О.И., и дрЗначение прокальцитонина в кардиохирургической практике //Клини экспериментхирЖурнал имакадБ.ВПетровского. 2018. Том 6, No 1. С. 51-61.

4. Петрова О.В., Тарасов Д.Г., Никулина Д.М., Бирюкова Л.А., Мартьянова Ю.Б., Панова Е.В., и др. D-димер и фибрин - мономер как маркеры эффективности использования новых оральных антикоагулянтов // Клини экспериментхирЖурнал имакадБ.ВПетровского. 2018. Т. 6, No 3. С. 64-69.

5. Петрова О.В., Шашин С.А., Тарасов Д.ГМаркеры системного воспалительного ответа у больныхоперированных по поводу осложненного инфекционного эндокардита // Клинмед. 2015. Т. 93, No 7. С. 26-30.

6. Петрова О.В., Шашин С.А., Тарасов Д.ГЗначение незрелых гранулоцитов в диагностике инфекционно-воспалительных процессов у кардиохирургических больных // Клинлабдиагностика. 2014. Т. 59, No 5. С. 25-40.

7. Савенков М.С., Петрова О.В., Бисалиева Р.А., Никулина Д.МКомплексная лабораторная оценка выраженности воспалительных изменений при деструктивном холецистите // Волгограднауч.-меджурн. 2006. No 2. С. 51.

8. Barati M., Alinejad F., Bahar M.A. Comparison of WBC, ESR, CRP and PCT serum levels in septic and non-septic burn cases // Burns. 2008. Vol. 34, N 4. P. 770-774.

9. Bone R.C., Balk R.A., Cerra F.B. Definitions for sepsis and organ failure and guidelines for the use of innovative therapies in sepsis. THE ACCP/SCCM consensus conference committee // Chest. 1992. Vol. 101. P. 1644-1655.

10. Chalupa P., Beran O., Herwald H., Kaspiikova N. et al. Evaluation of potential biomarkers for the discrimination of bacterial and viral infections // Infection. 2011. Vol. 39, N 5. P. 411-417.

11. Dellinger R.P., Carlet J.M., Masur H. Surviving sepsis campaign guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2004. Vol. 32. P. 858-873.

12. Dellinger R.P., Levy M.M., Carlet J.M. Surviving Sepsis Campaign: international guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2008. Vol. 36. P. 296-327.

13. Dellinger R.P., Levy M.M., Rhodes A. Surviving sepsis campaign: international guidelines for management of severe sepsis and septic shock // Crit. Care Med. 2013. Vol. 41, N 2. P. 580-637.

14. Dou Y.H., Du J.K., Liu H.L., Shong X.D. The role of procalcitonin in the identification of invasive fungal infection-a systemic review and meta-analysis // Diagn. Microbiol. Infect. Dis. 2013. Vol. 76, N 4. P. 464- 469.

15. Levy M.M., Fink M.P., Marshall J.C. 2001 SCCM/ ESICM/ACCP/ ATS/SIS international sepsis definitions conference // Crit. Care Med. 2003. Vol. 31, N 4. P. 1250-1256.

16. Limper M., de Kruif M.D., Duits A.J., Brandjes D.P.M. et al. The diagnostic role of Procalcitonin and other biomarkers in discriminating infectious from non-infectious fever // J. Infect. 2010. Vol. 60, N 6. P. 409- 416.

17. Osei-Bimpong A., Meek J.H., Lewis S.M. ESR or CRP? A comparison of their clinical utility // Hematology. 2007. Vol. 12, N 4. P. 353-357.

18. Reinhart K., Bauer M., Riedemann N.C., Hartog C.S. New approaches to sepsis: molecular diagnostics and biomarkers // J. Clin. Microbiol. 2012. Vol. 25, N 4. P. 609-634.

19. Riedel S., Melendez J.H., An A.T., Rosenbaum J.E. et al. Procalcitonin as a marker for the detection of bacteremia and sepsis in the emergency department // Am. J. Clin. Pathol. 2011. Vol. 135, N 2. P. 182-189.

20. Sakr Y., Sponholz C., Tuche F., Brunkhorst F. et al. The role of procalcitonin in febrile neutropenic patients: review of the literature // Infection. 2008. Vol. 36, N 5. P. 396-407.

21. Tsalik E.L., Jaggers L.B., Glickman S.W. et al. Discriminative value of inflammatory biomarkers for suspected sepsis // J. Emerg. Med. 2012. Vol. 43, N 1. P. 97-106.

22. Tschaikowsky K., Hedwig-Geissing M., Braun G.G., Radespiel-Troeger M. Predictive value of procalcitonin, interleukin-6, and C-reactive protein for survival in postoperative patients with severe sepsis // J. Crit. Care. 2011. Vol. 26, N 1. P. 54-64.

23. Uzzan B., Cohen R., Nicolas P., Cucherat M. et al. Procalcitonin as a diagnostic test for sepsis in critically ill adults and after surgery or trauma: a systematic review and meta-analysis // Crit. Care Med. 2006. Vol. 34, N 7. P. 1996-2003.

24. Wacker C., Prkno A., Brunkhorst F.M., Schlattmann P. Procalcitonin as a diagnostic marker for sepsis: a systematic review and meta-analysis // Lancet Infect. Dis. 2013. Vol. 13, N 5. P. 426-435.