Возрастное ремоделирование внеклеточного матрикса внутренней грудной артерии у пациентов с сочетанием двух и более факторов сердечно-сосудистого риска

Резюме

Актуальность. Возрастные изменения структуры сосудов оказывают значительное влияние на состояние внутренних органов. В процесс ремоделирования сосуда вовлечены не только клеточные популяции, но и внеклеточный матрикс сосудистой стенки. Поэтому понимание структурных изменений стенок сосудов имеет важное значение при создании терапевтических и хирургических подходов к коррекции нарушения кровоснабжения органов.

Цель - выполнить сравнительное исследование особенностей ультраструктуры сосудистой стенки внутренней грудной артерии (ВГА) у пациентов с сочетанием ≥2 факторов сердечно-сосудистого риска.

Материал и методы. Для исследования использовали сегменты ВГА человека, используемые  в качестве кондуитов для коронарного шунтирования (n=30). Образцы фиксировали в забуференном параформальдегиде с постфиксацией в растворе тетраоксида осмия. После обезвоживания в спиртах возрастающей концентрации и ацетоне образцы помещали в эпоксидную смолу. После полимеризации смолы образцы шлифовали, а затем полировали до нужной глубины образца. Для повышения электронного контраста образцы обрабатывали спиртовым раствором уранилацетата в процессе обезвоживания и цитратом свинца по Рейнольдсу после полировки эпоксидных блоков. Образцы визуализировали посредством сканирующей электронной микроскопии с детекцией в режиме обратно-рассеянных электронов при ускоряющем напряжении 15 кВ.

Результаты. На основании особенностей строения медии среди исследованных образцов были выделены 3 типичных варианта строения ВГА: 1) вариант с гипертрофией гладкомышечных клеток (ГМК), при котором в медии преобладают правильно ориентированные слои ГМК и неклеточный матрикс - ГМ-тип; 2) вариант с преобладанием в медии клеток фибробластического дифферона и коллагеновых волокон - ФБ-тип; 3) смешанный вариант с присутствием одновременно признаков первого и второго варианта гистологической организации - СМ-тип. Кроме того, в одном образце были обнаружены принципиально отличные изменения структуры стенки сосуда, которые позволили выделить его в четвертый тип - инфицированный.

Заключение. Полученные данные позволяют предположить, что ГМ-, СМ- и ФБ-типы являются различными этапами одного и того же процесса ремоделирования, связанного с повреждением слоя интимы и внутренней эластической мембраны. В результате развития воспаления происходят миграция лейкоцитов в сосудистую стенку и трансформация ее клеточного состава.

Ключевые слова:возрастное ремоделирование артерий; ультраструктура стенки артерий; эластолиз; внутренняя грудная артерия; неоинтима

Финансирование. Работа выполнена при поддержке комплексной программы фундаментальных научных исследований СО РАН в рамках фундаментальной темы НИИ КПССЗ № 0419-2021-001 "Разработка новых фармакологических подходов к экспериментальной терапии атеросклероза и комплексных цифровых решений на основе искусственного интеллекта для автоматизированной диагностики патологий системы кровообращения и определения риска летального исхода" при финансовой поддержке Министерства науки и высшего образования Российской Федерации в рамках национального проекта "Наука и университеты".
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Мухамадияров Р.А., Фролов А.В., Кутихин А.Г. Возрастное ремоделирование внеклеточного матрикса внутренней грудной артерии у пациентов с сочетанием двух и более факторов сердечно-сосудистого риска // Клиническая и экспериментальная хирургия. Журнал имени академика Б.В. Петровского. 2022. Т. 10, № 2. С. 33-45. DOI: https://doi.org/10.33029/2308-1198-2022-10-2-33-45

Внеклеточный матрикс (ВКМ) стенки артерии обеспечивает ее оптимальные гемодинамические характеристики и выступает в качестве структурной опоры для клеток. Кроме того, по отношению к клеткам ВКМ не только является опорным субстратом, но и участвует в регуляции многих клеточных процессов [1-5]. Возрастные изменения белков ВКМ имеют далеко идущие последствия, приводящие к нарушению многих аспектов гомеостаза и оптимального функционирования артерии. Коллаген и эластин являются главными структурными элементами, стабилизирующими сосудистую стенку, но имеют длительный период регенерации, что делает их уязвимыми для ряда возрастных изменений [4, 6, 7]. С учетом отсутствия полноценной регенерации этих структур процессы гликирования, карбамилирования и фрагментации оказывают драматический эффект на характеристики  сосудов.

Поэтому пожилой возраст может рассматриваться в качестве предиктора будущих сердечно-сосудистых событий [3, 4]. Коронарные и периферические артерии демонстрируют постепенное возрастное ухудшение сосудистой функции, которое может быть связано со снижением эффективности защитных механизмов, обеспечивающих устойчивость к окислительному стрессу и воспалению [4, 7].

Различные артерии имеют разную скорость структурной деградации в процессе функционирования. Поэтому представляет большой интерес исследование ультраструктуры сосудистой стенки внутренней грудной артерии (ВГА) у пожилых пациентов, уже имеющих сосудистые поражения коронарных артерий.

Цель исследования - выполнить сравнительное исследование особенностей ультраструктуры сосудистой стенки ВГА у пациентов с сочетанием  ≥2 факторов сердечно-сосудистого риска.

Материал и методы

В работе использовали разработанный нашей исследовательской группой оригинальный вариант сканирующей электронной микроскопии в обратно-рассеянных электронах (EM-BSEM), который позволяет получать микрофотографии высокого разрешения, визуально сходные с получаемыми при просвечивающей электронной микроскопии [8, 9]. Для исследования использовали участки ВГА, используемой в качестве кондуитов для коронарного шунтирования. Общее количество  пациентов - 30, 17 мужчин и 13 женщин. Средний возраст пациентов 62±9 лет.

Исследование было выполнено в соответствии со стандартами надлежащей клинической практики (Good Clinical Practice), принципами Хельсинкской декларации (2013). Протокол исследования был одобрен Локальным этическим комитетом ФГБНУ "Научно-исследовательский институт комплексных проблем сердечно-сосудистых заболеваний". До включения в работу от всех пациентов было получено письменное информированное  согласие.

Сегменты ВГА длиной 5-7 мм помещали в забуференный (рН 7,4) 10% водный раствор формалина (BioVitrum, Россия). После суточной фиксации  в формалине (2 смены раствора формалина по 12 ч каждая) биоматериал постфиксировали 1% тетраоксидом осмия в 0,1M фосфатном буфере в течение 12 ч, затем окрашивали 2% тетраоксидом осмия  в бидистиллированной воде в течение 48 ч. Далее образцы обезвоживали в серии спиртов возрастающей концентрации (50, 60, 70, 80 и 95% этанол, все по 2 смены, каждая смена по 15 мин), окрашивали 2% уранилацетатом (Electron Microscopy Sciences, США) в 95% этаноле (5 ч), обезвоживали 99,7% изопропанолом (BioVitrum, Россия) в течение 5 ч и ацетоном (Реахим, Россия) в течение 3 ч, пропитывали смесью ацетона с эпоксидной смолой Epon (Electron Microscopy Sciences, США) в соотношении 1:1 (6 ч), после чего переносили в свежую порцию эпоксидной смолы (на 24 ч) и далее проводили ее полимеризацию в емкостях FixiForm (Electron Microscopy Sciences, США)  при 60 °С.

После этого образцы в эпоксидных блоках подвергали шлифовке и полировке на установке TegraPol-11 (Struers, США). Контрастирование цитратом свинца проводили по Рейнольдсу в течение 7 мин путем нанесения раствора на поверхность шлифованного образца с последующей его отмывкой бидистиллированной водой. Далее проводили напыление на полированную поверхность эпоксидных блоков углерода (толщина покрытия 10-15 нм) с помощью вакуумного напылительного поста (EM ACE200, Leica). Визуализацию структуры образцов при помощи сканирующей электронной микроскопии в обратно-рассеянных электронах проводили на электронном микроскопе Hitachi-S-3400N (Hitachi, Япония) в режиме BSECOMP при ускоряющем напряжении 15 кВ.

При исследованиях в структуре стенки сосуда идентифицировали элементы ВКМ и клеточный  состав.

Дополнительно выполняли полуколичественную оценку сохранности эндотелия, степени покрытия поверхности просвета сосудов фибрином, сохранность эластиновых волокон в составе медии.

При оценке сохранности эндотелия 3 балла назначали сосудам с полностью сохранным слоем,  0 баллов - сосудам с полностью нарушенным эндотелием или при наличии только отдельных эндотелиоцитов с нарушенной структурой. Степень покрытия фибрином оценивали в баллах, назначая  3 балла артериям с полным покрытием всей поверхности просвета сосуда фибрином и 0 баллов - сосудам, свободным от фибринового слоя.

Кроме того, рассчитывали процент сосудов  в медии, в которых наблюдали наличие макрофагов и пенистых клеток.

Результаты

Изучение ВГА проводили с учетом ее структуры, относящейся к мышечному типу артерий (имеющей 3 слоя: интиму с внутренней эластической мембраной, широкий слой медии с преобладанием гладких миоцитов и адвентициальную оболочку).

На основании особенностей строения медии среди исследованных образцов были выделены 3 типичных варианта строения ВГА: 1) вариант  с гипертрофией гладкомышечных клеток (ГМК), при котором в медии преобладают правильно ориентированные слои ГМК и неклеточный матрикс - ГМ-тип; 2) вариант с преобладанием в медии клеток фибробластического дифферона и коллагеновых волокон - ФБ-тип; 3) смешанный вариант с присутствием одновременно признаков первого и второго варианта организации - СМ-тип.

В варианте ГМ-типа отмечена высокая сохранность исходной структуры стенки сосуда (рис. 1), интима преимущественно состояла из сплошного слоя эндотелиальных клеток и базальной мембраны с тонким субэндотелиальным слоем рыхлой соединительной ткани (рис. 1А, Б). Внутренняя эластическая мембрана состояла из фенестрированного слоя эластических волокон. Слой медии состоял в основном из расположенных по окружности ГМК, среди которых находятся эластические волокна. Максимальное количество эластических волокон находилось на внешней и внутренней границах медии, образуя хорошо различимые внешнюю и внутреннюю эластические пластинки (рис. 1А, В). В центральной части медии эластин был представлен только отдельными разреженными разнонаправленными волокнами, находящимися среди ГМК. Адвентициальная оболочка состояла из коллагеновых волокон  и связанных с ними фибробластов и фиброцитов.  В составе этой оболочки встречались мелкие кровеносные сосуды (рис. 1В). В целом общая структура сосудов ГМ-типа отличалась от интактных наличием в слое интимы фибрина, гипертрофии ГМК в медии (рис. 1А-В).

Рис. 1. Общая структура сосудистой стенки внутренней грудной артерии (ВГА) с высокой сохранностью тканей:  А - ВГА с окружающими тканями;  Б - строение медиального слоя с гладкомышечными клетками;  В - трехслойная структура стенки ВГА

Fig. 1. Structure  of internal mammary artery vascular wall:  A - internal mammary artery and the adjacent tissues;  B - internal mammary artery medial layer with the vascular smooth muscle cells;  C - layers of the internal mammary artery wall

В медии ГМ-типа основную массу клеток составляли именно ГМК (рис. 1, 2), ГМК имели упорядоченное расположение в виде ориентированных тяжей, которые могли иметь различную ориентацию относительно стенки просвета сосуда (рис. 2А-В). В межклетниках ГМК встречались разволокненные эластические структуры (см. рис. 2В, Г). В цитоплазме ГМК отмечали присутствие мышечных волокон, что указывает на принадлежность к сократительному фенотипу (см. рис. 2В, Г). Между собой ГМК образовывали расширенные взаимопроникающие контакты, обладающие повышенной электронной плотностью (см. рис. 2Г-Д). На границе между медией и адвентицией присутствовали рыхло расположенные эластические волокна в сопровождении коллагеновых (см. рис. 2Е).

Рис. 2. Структура мышечного типа сосудистой стенки внутренней грудной артерии (ВГА): А-В - преобладание гладкомышечных клеток (ГМК) в структуре медии;  Г, Д - ГМК  с сократительными волокнами в цитоплазме и расширенные межклеточные контакты между ГМК  с электронно-плотным содержимым;  Е - эластические  и коллагеновые волокна на границе медии  и адвентиции

Fig. 2. Smooth muscle cell morphotype of internal mammary artery:  A-C - vascular smooth muscle cells in the medial layer;  D, E - vascular smooth muscle cells with the actin fibers in the cytosol and extended intercellular contacts between vascular smooth muscle cells with the electron-dense content;  F - elastic and collagen fibers at the border between medial and adventitial layers

Кроме ГМК, в составе медии наблюдали наличие единичных клеток фибробластического ряда. В большем количестве эти клетки присутствовали вблизи наружной эластической мембраны  (см. рис 2В, Е). На границе между медией и адвентицией отмечали наличие большого количества рыхло расположенных, частично фрагментированных эластических волокон (см. рис. 2Е).

У ФБ-типа ВГА в стенке сосуда в структуре медии преобладали коллагеновые волокна и клетки фибробластического дифферона (рис. 3). Вблизи внутренней эластической мембраны фибробласты клетки и волокна образовывали извилистые структуры с параллельным к мембране расположением клеток (см. рис. 3А, Б). Ближе к срединной части медии в некоторых участках ориентация фибробластоподобных клеток и коллагеновых волокон была перпендикулярной поверхности стенки сосуда (см. рис. 3Г, Д).  Ближе к адвентиции ориентация фибробластов клеток становилась параллельной этому слою и отделялась от него внешней эластической мембраной (см. рис. 3Е).  В толще медии наблюдали наличие остатков эластических волокон, которые обычно не имели плотного контакта с другими структурными элементами медии (см. рис. 3Ж). В отличие от ГМК-типа,  в ФБ-типе, кроме ГМК и клеток фибробластического ряда, наблюдали наличие пенистых клеток  (см. рис. 3Ж-З). За счет частичной редукции ГМК толщина медии в некоторых участках заметно уменьшалась (см. рис. 3А, Е).

Рис. 3. Строение  ФБ-типа сосудистой стенки внутренней грудной артерии:  А-В - общий вид;  Г, Д - перпендикулярная ориентация фибробластов и коллагеновых волокон в структуре сосудистой стенки;  Е - параллельная ориентация фибробластов и коллагеновых волокон в структуре сосудистой стенки;  Ж - фрагментированные эластиновые волокна  в составе медии стенки сосуда;  З, И - макрофаги  и пенистые клетки  в структуре сосудистой стенки

Fig. 3. Fibroblast morphotype of internal mammary artery:  A-С - overview;  D, E - perpendicular orientation of fibroblasts and collagen fibers  within the vascular wall; F - parallel orientation  of fibroblasts and collagen fibers within the vascular wall;  G - fragmented elastic fibers within the medial layer;  H, I - macrophages  and foam cells within  the vascular wall

В варианте со смешанным типом ремоделирования стенки сосуда ВГА одновременно присутствовали ГМК и клетки фибробластического ряда  (рис. 4А-Д). В центральной части медии наблюдали относительную сохранность слоев эластина, волокна которого были параллельны наружной эластической мембране, частично фрагментированы и разрознены (см. рис. 4А-В). В типичном варианте оба типа клеток располагались вперемешку (см. рис. 4В-Г). Вместе с тем встречались участки, содержащие гладкомышечные тяжи или плотные слои коллагеновых волокон  (см. рис. 4Д).

Рис. 4. Строение смешанного типа сосудистой стенки внутренней грудной артерии:  А, Б - общий вид;  В, Г - фибробласты, гладкомышечные  клетки (ГМК)  и фрагментированные эластические волокна  в структуре медии;  Д - тяжи ГМК среди фибробластов

Fig. 4. Mixed morphotype of internal mammary artery:  A, B - overview;  C, D - fibroblasts, vascular smooth muscle cells  and fragmented elastic fibers in the medial layer; E - vascular smooth muscle cell layers amid the fibroblasts

Во всех вариантах ремоделирования во внутренней эластической мембране наблюдали структурные нарушения с различной степенью выраженности (рис. 5). Как правило, в слое сосудистой стенки, прилегающей к просвету сосуда, присутствовал слой эластической мембраны, однако встречались варианты с двумя сближенными мембранами  (см. рис. 5А, Б). Иногда между внутренней эластической мембраной и просветом сосуда наблюдали наличие мембраноподобных ламелл, образованных гранулярными структурами и клетками (см. рис. 5В). Вблизи внутренней эластической мембраны обычно отмечали наличие большого количества различных клеток. Среди них чаще всего идентифицировали ГМК, фибробласты и фиброциты, а также макрофаги (см. рис. 5В-Е). При наличии нескольких близко расположенных эластических слоев максимальную деструкцию отмечали в слое, обращенном в сторону просвета сосуда (см. рис. 5Б). Часто этот слой был сильно фрагментирован (см. рис. 5Г).

Рис. 5. Структура внутреннего эластического слоя сосудистой стенки внутренней грудной артерии вблизи границы с просветом сосуда: А, Б - относительно сохранная внешняя эластическая мембрана; В, Г - полностью фрагментированная эластическая мембрана;  Д, Е - клеточное окружение фрагментированных эластических волокон

Fig. 5. Elastic fibers  of internal mammary artery:  A, B - relatively intact internal elastic lamina;  C, D - fragmented internal elastic lamina;  E, F - cellular microenvironment of the fragmented elastic fibers

В участках ВГА с высокой гистологической сохранностью слоя медии часть, обращенная  к просвету сосуда, была представлена типичной интимой (рис. 6А, Б). Вместе с тем часть поверхностности была покрыта структурированным фибриновым слоем (см. рис. 6Г-Е). Фибриновые волокна плотно примыкали к внутренней эластической мембране, и ориентация волокон в этом слое была параллельной поверхности просвета сосуда (см. рис. 6В-Г). В составе фибринового слоя присутствовали отдельные клетки, преимущественно ГМК (см. рис. 6В). Слои фибрина имели различную толщину. Толстый фибриновый слой обычно был покрыт сплошным слоем эндотелия  (см. рис. 6В-Е).

Рис. 6. Структурированный фибрин  на поверхности эластинового слоя:  А, Б - поверхность без выраженного фибринового слоя;  В-Е - хорошо выраженный фибриновый слой с эндотелием

Fig. 6. Structured fibrin  on the internal elastic lamina:  А, В - fibrin-free surface; C-F - endothelialised fibrin layer

Некоторые участка просвета сосуда не имели сплошной эндотелиальной выстилки или слоя фибрина (рис. 7). Часть такой поверхности оставалась "голой" (см. рис. 7А), часть была покрыта остатками эндотелия в виде отдельных клеток  и моноцитами (см. рис. 7Б-Е). В таких участках наблюдали интенсивное разрушение эластической пластинки и миграцию моноцитов в толщу стенки сосуда (см. рис. 7В-Е).

Рис. 7. Структура внутреннего слоя эластической пластины без сплошного эндотелиального слоя: А - базальная мембрана на границе с просветом сосуда;  Б-Е - различные типы клеток на границе  с просветом сосуда

Fig. 7. Structure  of the internal elastic lamina without the endothelial layer:  A - basement membrane; B-F - different cell populations at the luminal border

В одном из изученных сосудов обнаружили структурные особенности, которые позволили выделить его в особый, четвертый тип (рис. 8).  В отличие от ранее рассмотренных вариантов ремоделирования, в четвертом типе отмечали частичное стенозирование просвета сосуда за счет гиперплазии стенки сосуда, преимущественно за счет слоя медии (см. рис. 8А-Г). Гиперплазия стенки сосуда была обусловлена появлением  в структуре медии слабоструктурированного материала, возможно фибрина, содержащего в своем составе разрознено расположенные ГМК и фибробласты (см. рис. 8Г-Е). На внутренней поверхности фибринового слоя отмечали наличие эндотелия (см. рис. 8Д-Е). Главной особенностью стенки этого сосуда было наличие небольших неравномерно расположенных электронно-плотных включений размером от 0,2 до 1 мкм, вытянутой формы. Включения присутствовали во всех слоях стенки сосуда, но их наибольшая концентрация наблюдалась в медии. По морфологическим признакам, таким как размеры и неравномерная электронная плотность частиц - большая на периферии и низкая в центре, мы идентифицировали их как бактерии. Внутренняя эластическая пластинка в стенке сосуда была частично разрушена. В медии отмечали присутствие очень маленького количества клеток. На основании приведенных признаков это тип был обозначен как ИНФ  (инфицированный).

Рис. 8. Инфицированный тип ремоделирования внутригрудной  артерии (ВГА):  А, Б - сужение просвета сосуда и различия  в электронной плотности стенки сосуда в пределах ее периметра;  В, Г - бактерии  в структуре медии;  Д - поверхность сосуда  с нарушенным эндотелием и адгезией эритроцитов, Е - эндотелий с адгезией моноцитов

Fig. 8. Infection  of internal mammary artery:  A, B - arterial stenosis  and differences in the electron density  of the vascular wall;  C, D - bacteria within the medial layer;  E - luminal surface  with the disrupted endothelium and adhered red blood cells;  F - endothelium with adhered monocytes

В обобщенном виде полученные данные представлены в таблице.

Особенности структуры с разным типом ремоделирования сосудистой стенки внутренней грудной артерии исследованных образцов (n=30)

Примечание. ГМ-тип - гладкомышечный; ФБ-тип - фибробластический; СМ-тип - смешанный тип ремоделирования медии внутренней грудной артерии; ИНФ-тип - инфекционный.

Обсуждение

Полученные результаты показали наличие нескольких вариантов ремоделирования стенки ВГА. Только 3,3% изменений структуры стенки сосуда можно было отнести к воздействию инфицирующего агента (см. таблицу). Остальные 96,6% случаев могли быть связаны с возрастным фактором. Распределение количества случаев между ГМ-, ФБ- и СМ-типами было приблизительно равным. В отношении сохранности эндотелиального слоя наилучшие данные были получены для ГМ-типа. По выраженности фибринового слоя максимальный показатель был для ИНФ-типа, далее следовали ГМ- и СМ-типы.  По сохранности эластических волокон в медии лидировал ИНФ-тип, за ним следовали ГМ- и СМ-типы. Наибольшие отличия между представленными типами сосудов были выявлены по наличию макрофагов и пенистых клеток. В сосудах ФБ-типа в 50% сосудов были выявлены макрофаги и 20% у сосудов СМ-типа. Пенистые клетки наблюдали только в сосудах ФБ-типа. Полученные данные хорошо укладываются в предположение о том, что выявленные типы ремоделирования структуры стенки ВГА, за исключением ИНФ-типа, являются проявлениями различных стадий одного и того же процесса.

Основываясь на этом предположении, ГМ-тип можно рассматривать как самый сохранный вариант. В этом варианте наблюдали максимальную сохранность эндотелиального слоя, высокую сохранность внутренней эластической мембраны, отсутствие  в структуре стенки сосудов макрофагов. Среди отклонений от нормы можно отметить наличие структурированного фибрина на поверхности эндотелия, частичное нарушение структуры эндотелия и разнонаправленную ориентацию эластических волокон  в медии. Возможно, что в условиях перераспределения механических нагрузок в медии ГМК начинают синтезировать эластин. Но вновь синтезированный эластин располагается не параллельно поверхности границы просвета сосуда, а беспорядочно. Отсюда нарушение ориентации волокон в медии. На возможность синтеза эластина ГМК может также указывать расширение межклетников и его заполнение электронно-плотным содержимым.

Переход к СМ-типу может быть связан с разрастанием в структуре медии клеток фибробластического дифферона. ГМК и фибробласты клетки либо располагаются вперемешку друг с другом, либо входят в состав коллагеновых тяжей или тяжей из ГМК. Кроме того, в структуре стенки сосуда появляются макрофаги, но пенистых клеток среди них еще нет.

ФБ-тип, вероятно, является следующим этапом возрастного ремоделирования стенки ВГА. Отмеченное морфологическое разнообразие клеток фибробластического ряда может быть связано с тем, что часть из них относится к миофибробластам. На это указывают высокая электронная плотность цитоплазмы ряда клеток, их перпендикулярная ориентация по отношению к стенке сосуда, форма ядра, промежуточная между ГМК и фибробластами. Однако точно идентифицировать этот тип клеток имеющимися в распоряжении методами не представляется возможным.

В этом варианте в структуре медии в половине сосудов появляются макрофаги, и в 20% сосудов наблюдали присутствие пенистых клеток. Во всех типах ремоделирования стенок ВГА наблюдали изменения в структуре интимы и внутренней эластической мембраны.

К числу нарушений структуры интимы с переходом в неоинтиму можно отнести появление фибриновых отложений на границе кровотока с просветом сосуда, нарушение целостности эндотелиального слоя, появление моноцитов на поверхности сосуда  и деструкцию эластической мембраны.

Отложение фибрина, вероятно, является следствием возникновении микротромбов в местах нарушения эндотелиального слоя. При благоприятном исходе фибриновый слой структурируется, покрывается эндотелием и заселяется преимущественно ГМК, в меньшей степени фибробластами  и моноцитами.

Наличие значительных структурных изменений  в структуре интимы и внутренней эластической мембраны при минимальных изменениях слоя адвентиции может указывать на то, что ремоделирование ВГА начинается со стороны просвета сосуда и распространяется вглубь стенки. Этот процесс может быть связан с гидролизом эластических мембран. Как ВКМ в целом, так и волокна эластина в частности не только поддерживают в стенке сосуда необходимые биомеханические свойства, но также играют жизненно важную роль в различных физиологических процессах [6, 10]. Например, принимают участие в ангиогенезе, стимуляции клеточной адгезии, хемотаксисе, пролиферации, активации матриксных металлопротеаз [11-13]. Ферменты, разрушающие эластин, такие как матриксные металлопротеиназы, сериновые и цистеиновые протеазы, медленно повреждают эластин в течение жизни организма. Разрушение эластина и биологические процессы, запускаемые эластокинами, способствуют развитию  и прогрессированию различных патологических состояний, включая атеросклероз [14, 15].

Литература

1.      Halper J., Kjaer M. Basic components of connective tissues and extracellular matrix: elastin, fibrillin, fibulins, fibrinogen, fibronectin, laminin, tenascins and thrombospondins // Adv. Exp. Med. Biol. 2014. Vol. 802. P. 31-47. DOI: https://doi.org/10.1007/978-94-007-7893-1_3  

2.      Tsamis A., Krawiec J.T., Vorp D.A. Elastin and collagen fibre microstructure of the human aorta in ageing and disease: a review // J. R. Soc. Interface. 2013. Vol. 10, N 83. Article ID 20121004. DOI: https://doi.org/10.1098/rsif.2012.1004  

3.      Duca L., Blaise S., Romier B., Laffargue M., Gayral S.,  El Btaouri H. et al. Matrix ageing and vascular impacts: focus on elastin fragmentation // Cardiovasc. Res. 2016. Vol. 110, N 3.  P. 298-308. DOI: https://doi.org/10.1093/cvr/cvw061  

4.      Birch H.L. Extracellular matrix and ageing // Subcell. Biochem. 2018. Vol. 90. P. 169-190. DOI: https://doi.org/10.1007/978-981-13-2835-0_7  

5.      Petsophonsakul P., Furmanik M., Forsythe R., Dweck M.,  Schurink G.W., Natour E. et al. Role of vascular smooth muscle cell phenotypic switching and calcification in aortic aneurysm formation // Arterioscler. Thromb. Vasc. Biol. 2019. Vol. 39, N 7. P. 1351-1368. DOI: https://doi.org/10.1161/ATVBAHA. 119.312787  

6.      Thijssen D.H., Carter S.E., Green D.J. Arterial structure and function in vascular ageing: are you as old as your arteries? // J. Physiol. 2016. Vol. 594, N 8. P. 2275-2284. DOI: https://doi.org/10.1113/JP270597  

7.      Tesauro M., Mauriello A., Rovella V., Annicchiarico-Petruzzelli M., Cardillo C., Melino G. et al. Arterial ageing: from endothelial dysfunction to vascular calcification // J. Intern. Med. 2017. Vol. 281, N 5. P. 471-482. DOI: https://doi.org/10.1111/joim.12605   

8.      Мухамадияров Р.А., Севостьянова В.В., Шишкова Д.К., Насонова М.В., Зинчук С.Ф., Кудрявцева Ю.А. Применение композиционного контраста для исследования биологических объектов методом сканирующей электронной микроскопии // Комплексные проблемы сердечно-сосудистых заболеваний. 2017. № 3. С. 93-103. DOI: https://doi.org/10.17802/2306-1278-2017-6-3-93-103  

9.      Mukhamadiyarov R.A., Bogdanov L.A., Glushkova T.V., Shishkova D.K., Kostyunin A.E., Koshelev V.A. et al. EMbedding and backscattered scanning electron microscopy: a detailed protocol for the whole-specimen, high-resolution analysis of cardiovascular tissues // Front. Cardiovasc. Med. 2021. Vol. 8. Article ID 739549. DOI: https://doi.org/10.3389/fcvm.2021.739549  

10.   Lee S.H., Shin K., Park S., Kang S.M., Choi D., Lee S.H. et al. Circulating anti-elastin antibody levels and arterial disease characteristics: associations with arterial stiffness and atherosclerosis // Yonsei Med. J. 2015. Vol. 56, N 6. P. 1545-1551. DOI: https://doi.org/10.3349/ymj.2015.56.6.1545  

11.   Heinz A. Elastases and elastokines: elastin degradation and its significance in health and disease // Crit. Rev. Biochem. Mol. Biol. 2020. Vol. 55, N 3. P. 252-273. DOI: https://doi.org/10.1080/10409238.2020.1768208   

12.   Maurice P., Blaise S., Gayral S., Debelle L., Laffargue M., Hornebeck W. et al. Elastin fragmentation and atherosclerosis progression: the elastokine concept // Trends Cardiovasc. Med. 2013. Vol. 23, N 6. P. 211-221. DOI: https://doi.org/10.1016/j.tcm.2012.12.004  

13.   Katsuda S., Kaji T. Atherosclerosis and extracellular matrix // J. Atheroscler. Thromb. 2003. Vol. 10, N 5. P. 267-274. DOI: https://doi.org/10.5551/jat.10.267  

14.   Cocciolone A.J., Hawes J.Z., Staiculescu M.C., Johnson E.O.,  Murshed M., Wagenseil J.E. Elastin, arterial mechanics, and cardiovascular disease // Am. J. Physiol. Heart Circ. Physiol. 2018. Vol. 315, N 2. P. H189-H205. DOI: https://doi.org/10.1152/ajpheart.00087.2018  

15.   Nezu T., Hosomi N., Aoki S., Matsumoto M. Carotid intima-media thickness for atherosclerosis // J. Atheroscler. Thromb. 2016. Vol. 23, N 1. P. 18-31. DOI: https://doi.org/10.5551/jat.31989

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Дземешкевич Сергей Леонидович
Доктор медицинских наук, профессор (Москва, Россия)
Вскрытие
Медицина сегодня
Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов

Уважаемые коллеги! Представляем оргкомитет 17-го Национального конгресса терапевтов (с международным участием) , который состоится 12-14 октября в МВЦ "Крокус Экспо" (павильон 3, Зал 20, г. Москва). · Президент Российского научного медицинского общества терапевтов,...

IV Съезд онкологов Московской области

IV Съезд онкологов Московской области 7 октября 2022 года Активное развитие онкологической службы позволяет эффективно решать проблемы, возникающие на всех уровнях оказания помощи пациентам с онкозаболеваниями. Одним из успешных примеров такого взаимодействия является IV...

II Всероссийская конференция с международным участием "Воспаление глаза" 12 ноября 2022 года, Москва

II Всероссийская конференция с международным участием "Воспаление глаза" 12 ноября 2022 года, Москва Воспалительные заболевания глаза - широко распространенная и многогранная проблема, с которой может столкнуться в своей практике любой специалист. Найти оптимальные алгоритмы...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»