Редкое осложнение эзофагопластики у реконвалесцента COVID-19

Резюме

Проведение эзофагопластики у пациентов с раком пищевода остается операцией крайне высокого риска. Это обусловлено не только травматичностью операции, но и необходимостью адекватного кровоснабжения перемещенной в заднее средостение желудочной трубки. Течение новой коронавирусной инфекции характеризуется высоким риском тромботических и тромбоэмболических осложнений, в том числе после хирургических вмешательств.

Цель: представить клиническое наблюдение развития летального осложнения эзофагопластики - некроза желудочного трансплантата у пациента - реконвалесцента новой коронавирусной инфекции COVID-19.

Ключевые слова:COVID-19; пластика пищевода; хирургические осложнения; рак

Финансирование. Исследование не имело спонсорской поддержки.
Конфликт интересов. Авторы заявляют об отсутствии конфликта интересов.
Для цитирования: Шестаков А.Л., Тарасова И.А., Цховребов А.Т., Горшунова А.П., Иванова М.Ю., Гусева А.С. Редкое осложнение эзофагопластики у реконвалесцента COVID-19 // Клиническая и экспериментальная хирургия. Журнал имени академика Б.В. Петровского. 2022. Т. 10, № 4. С. 99-106. DOI: https://doi.org/10.33029/2308-1198-2022-10-4-99-106

После пандемии новой коронавирусной инфекции COVID-19 в 2020 г. число больных, нуждающихся в проведении планового хирургического вмешательства на органах желудочно-кишечного тракта (ЖКТ) и перенесших инфекцию в различных проявлениях, растет ежедневно. Не вызывает сомнений, что инфекция COVID-19 является фактором риска развития осложнений у хирургических больных [1]. Это связано, в частности, с поражением респираторной системы, наличием постковидного астенического синдрома и депрессии, а также с нарушениями гемостаза и риском тромбоэмболических осложнений [2, 3]. Случаи тромботических осложнений на фоне инфекции COVID-19 отмечены в медицинской литературе [4-6].

Вопрос безопасного хирургического лечения рака пищевода на фоне пандемии COVID-19 остается открытым. В работе K. Nurczyk и соавт. описаны 3 клинических наблюдения проведения субтотальной резекции пищевода на фоне второй волны пандемии COVID-19, один из них осложнился развитием дыхательной недостаточности с признаками вирусной пневмонии (по типу острого респираторного дистресс-синдрома) и положительным ПЦР-тестом SARS-Cov2 на 2-е сутки после операции с плевральным выпотом, что потребовало проведения кислородотерапии [7].

R. Vrba и соавт. в 2022 г. описали осложненный случай гибридной субтотальной резекции пищевода с развитием несостоятельности анастомоза у реконвалесцента COVID-19 [8]. Проблема усугубляется, кроме того, отсутствием консенсуса по поводу сроков безопасного проведения операции после перенесенной инфекции, хотя ряд авторов рекомендуют отложить вмешательство не менее чем на 7-8 нед [9, 10].

В 2021 г. в отделении торакоабдоминальной хирургии и онкологии ФГБНУ "Российский научный центр хирургии имени академика Б.В. Петровского" отмечен первый за 20 лет тотальный некроз желудочного трансплантата после гибридной мини-инвазивной эзофагэктомии с пластикой желудочной трубкой по поводу рака нижней трети пищевода. Вероятной причиной считаем перенесенную до хирургического вмешательства инфекцию COVID-19, повлекшую изменения в системе гемостаза.

Клинический случай

Информация о пациенте

Мужчина, 62 года, перенесший новую коронавирусную инфекцию (вирусная пневмония КТ-1) в июле 2020 г., был госпитализирован в отделение торакоабдоминальной хирургии и онкологии ФГБНУ "РНЦХ им. акад. Б.В. Петровского" для планового хирургического лечения с основным диагнозом "рак средней трети пищевода сTIIN0M0, II клиническая группа. Гастростомия 16.06.2020. Неоадъювантная химиолучевая терапия (СОД 50 Гр, 24.08-22.09.2020). Дисфагия III степени. Недостаточность питания легкой степени. Индекс массы тела (ИМТ) - 27,76 кг/м2".

Сопутствующие заболевания: атеросклероз аорты, коронарных и сонных артерий. Ишемическая болезнь сердца: постинфарктный кардиосклероз (инфаркт миокарда в 2018 г.). Стентирование передней межжелудочковой артерии и огибающей артерии (апрель 2019 г.). Нарушения ритма сердца: постоянная форма фибрилляции предсердий, нормосистолия. Хроническая сердечная недостаточность I стадии II функционального класса по NYHA. Гипертоническая болезнь II стадии III степени артериальной гипертензии высокого риска. Посттромбофлебитический синдром глубоких вен нижних конечностей. Аденома предстательной железы I степени. Тугоухость. Новая коронавирусная инфекция, внебольничная двусторонняя полисегментарная вирусная пневмония КТ-1 среднетяжелого течения в июле 2020 г.

Анамнез заболевания: в марте 2020 г. впервые отметил затруднение прохождения пищи по пищеводу. 28.05.2020 выполнена мультиспиральная компьютерная томография (МСКТ), получена картина локального утолщения стенок пищевода. При эзофагогастродуоденоскопии 01.06.2020 выявлено новообразование средней трети пищевода, сужающее его просвет (гистологическое заключение - плоскоклеточный рак). В связи со снижением массы тела (>20 кг за 3 мес) и дисфагией выполнена гастростомия (16.06.2020), назначен курс химиолучевой терапии в традиционном режиме до СОД 50 Гр.

10.07.2020 развилась вирусная пневмония, вызванная COVID-19, среднетяжелого течения (КТ-1), положительный ПЦР-тест на SARS-Cov-2. Стационарное лечение в течение 2 нед, в связи с чем курс лучевой терапии приостановлен (СОД 12 Гр).

24.08.2020 продолжена лучевая терапия до СОД 50 Гр с учетом остаточной дозы, введение карбоплатина + паклитаксела внутривенно. После проведения 2 курсов химиотерапии отмечена стойкая бессимптомная нейтропения, терапия прекращена, курс лучевой терапии завершен.

При контрольной МСКТ органов грудной клетки (14.12.2020) - картина образования средней трети пищевода, в динамике после проведенного лечения отмечается уменьшение толщины стенок в зоне поражения. В задних отделах вдоль костальной плевры определяются тяжистые участки уплотнения без четких контуров (поствоспалительные изменения). В S8 левого легкого и S5 правого легкого имеются единичные очаговые участки уплотнения диаметрами 9 и 7 мм. Принимаемые препараты: дигоксин 0,25 мкг/сут, ривароксабан 20 мг/сут, периндоприл 5 мг/сут, бисопролол 5 мг/сут, аторвастатин 40 мг/сут, торасемид 5 мг/сут.

15.02.2021 выполнена гибридная операция из 3 доступов (по типу операции McKeown): торакоскопическая субтотальная резекция пищевода, лимфаденэктомия, пластика желудочной трубкой с формированием механического анастомоза на шее, микроеюностомия. 17.02.2021 пациент переведен в хирургическое отделение в стабильном состоянии.

18.02.2021 (3-и сутки после операции) у пациента отмечено развитие острой дыхательной недостаточности, тахисистолическая фибрилляция предсердий EHRA II, в связи с чем повторно поступил в отделение реанимации и интенсивной терапии.

По данным МСКТ органов грудной клетки (18.02.2021) в обеих плевральных полостях определяется свободный газ, отграниченный от ткани легкого тонкой полоской плевры (на расстоянии 29 мм). В частично спавшейся паренхиме обоих легких выявлено диффузное повышение пневматизации за счет мозаичного уплотнения паренхимы и мультифокальных участков "матового стекла" в сочетании с периферическими плотными участками консолидации (в том числе вокруг дренажа нижней доли справа). При приеме контраста per os пищеводно-желудочный анастомоз состоятелен, трансплантат свободно проходим (рис. 1).

Учитывая клиническую картину острой дыхательной недостаточности, выполнена пункция левой и правой плевральных полостей, эвакуировано около 300 мл воздуха. В хирургическое отделение переведен 20.02.2021. Проводилась антибактериальная терапия, комбинированное энтеральнопарентеральное питание. На 5-е послеоперационные сутки проведено рентгенологическое исследование с водорастворимым контрастом, по результатам которого подтверждена состоятельность анастомоза и возобновлено пероральное питание.

26.02.2021 (11-е сутки после операции) на серии компьютерных томограмм в паренхиме обоих легких "свежих" инфильтративных изменений не выявлено, в паренхиме обоих легких определяются диффузные поствоспалительные изменения в виде слабоинтенсивных участков "матовых стекол", паренхиматозных тяжей и выраженных плевродиафрагмальных спаек.

В среднем отделе верхнего средостения на уровне тел Th2-3 позвонков видна остаточная полость неправильной формы, дно которой расположено на уровне бифуркации трахеи, с горизонтальным уровнем жидкости (20-30 HU) более 1/2 ее объема, размер полости 6,5×7×6,1 см. Положение полости - перед желудочным трансплантатом с признаками компрессии его передней стенки. При пероральном контрастировании данных за сообщение полости с прилежащими структурами не получено (рис. 2).

Появление воздуха в области эзофагоанастомоза на шее расценено как несостоятельность. Проводилась консервативная терапия несостоятельности анастомоза на шее, включая антибактериальную терапию, энтеральное питание через энтеростому, симптоматическое лечение.

03.03.2021 (16-е сутки после операции) зафиксирована лихорадка, прогрессивное ухудшение состояния. Диагностирован некроз желудочного трансплантата: при контрольной МСКТ органов грудной клетки просвет желудочной трубки деформирован, раздут. В области проксимального анастомоза слева сохраняется присутствие воздуха. При пероральном приеме контрастного препарата от уровня тела Th3 позвонка и ниже на протяжении 9 см отмечается дополнительная структура, в которую затекает контрастный препарат. Желудочная трубка заполняется контрастным препаратом на всем протяжении, дистальный анастомоз без особенностей (рис. 3).

При эзофагогастроскопии пищеводно-желудочный анастомоз расположен на 18 см от резцов. Циркулярно по всем стенкам - плотные наложения фибрина, среди которого визуализируются металлические скрепки. Сразу ниже анастомоза на 19-20 см от резцов по передней и задней стенкам видны участки несостоятельности швов, по-видимому, ведущие в полости кпереди и позади трансплантата. В просвете верхней трети трансплантата - некротические массы, стенки серо-синюшного цвета. С 31-32 см от резцов слизистая трансплантата розовая, просвет и перистальтика сохранены.

04.03.2021 выполнены правосторонняя торакотомия, удаление некротизированного желудочного трансплантата, дренирование правой плевральной полости, эзофагостомия.

Послеоперационный период осложнился развитием острого инфаркта миокарда 2-го типа, сердечно-сосудистой недостаточностью, двусторонней нижнедолевой пневмонией, обострением хронического трахеобронхита, субкомпенсированной анемией смешанного генеза, гипо- и диспротеинемией, тромбозом правой яремной вены, острым неокклюзирующим тромбозом задней большеберцовой и подколенной вены справа (без признаков флотации). 10.03.2021 пациент повторно переведен на искусственную вентиляцию легких. 29.03.2021 проведена пункционная трахеостомия (см. таблицу).

30.03.2021 по данным ультразвукового и рентгенологического исследования диагностирована перфорация полого органа (вероятно, восходящей толстой кишки). В связи с некрозом слепой и восходящей кишки, фибринозным перитонитом проведены правосторонняя гемиколэктомия, илеостомия, дренирование брюшной полости.

31.03.2021 на фоне прогрессирующей полиорганной недостаточности и септического состояния зафиксирован летальный исход.

Результаты

Препарат "Пищевод и проксимальная часть желудка". Дата забора 15.02.2021. В стенке пищевода выявляется злокачественное эпителиальное образование, по строению соответствующее умеренно дифференцированному плоскоклеточному ороговевающему раку с признаками патоморфоза I степени (ICD-O Code 8070/3 pT2рN1). Отмечается периневральный и периваскулярный рост. Линии резекции пищевода и желудка без роста опухоли. Исследовано 6 лимфатических узлов из малого сальника - имеется метастаз опухоли в одном лимфатическом узле.

Препарат "Желудочный трансплантат". Дата забора 04.03.2021. В стенке желудочного трансплантата наблюдаются поля некроза, в одном из участков вовлекающие все слои стенки, распространяющиеся на прилежащие ткани. Зоны некроза инфильтрированы нейтрофилами, эозинофилами, лимфоцитами, присутствует грануляционная ткань. Отмечаются острые расстройства кровообращения, сосуды полнокровны, присутствуют зоны кровоизлияний, преимущественно в наружной трети стенки. По линии резекции - состояние стенки сохранно.

Препарат "Правая половина ободочной кишки". Дата забора: 30.03.2021. Стенка толстой и тонкой кишки. В области истончения толстой кишки отмечаются поля некроза, на некоторых участках некротизированы все слои стенки, местами некроз не затрагивает слизистую оболочку. Зоны некроза и прилежащая к данным областям клетчатка диффузно инфильтрированы нейтрофилами, эозинофилами, лимфоцитами. На серозной оболочке толстой кишки присутствуют наложения фибрина. В стенке толстой кишки отмечаются острые расстройства кровообращения в виде полнокровия сосудов и зон кровоизлияний, в прилежащей жировой клетчатке в мелких и средних сосудах имеются тромбы смешанного строения. Тонкая кишка с лимфоидной инфильтрацией подслизистого слоя и с выраженной гиперемией сосудов во всех слоях оболочки. Аппендикс с расширенным просветом и атрофией слизистой оболочки.

Обсуждение

Некроз желудочного трансплантата при выполнении эзофагопластики - редкое, но одно из самых грозных осложнений: летальность при его развитии достигает 90% [11]. Наиболее частая причина развития некроза сформированной желудочной трубки - недостаточное кровоснабжение [12], хотя вероятность ишемии и некроза желудочного кондуита самая низкая при сравнении с тонко- и толстокишечными.

Недостаточное кровоснабжение приводит к некрозу стенки трансплантата либо к несостоятельности анастомоза как зоны с наиболее критичным кровотоком [12]. Это обусловлено характером оперативного вмешательства с сохранением кровоснабжения на одной артерии (a. gastroepiploica dextra) [13].

Клинические проявления некроза трансплантата: лихорадка с развитием септического состояния [12]. В нашем клиническом наблюдении на 3-и сутки после операции у больного развилась картина дыхательной недостаточности с пароксизмом тахисистолической фибрилляции предсердий. При МСКТ данных за несостоятельность анастомоза, некроз трансплантата, скопление жидкости в правой плевральной полости не выявлено. Вираж лихорадки был отмечен лишь на 11-е сутки после операции, причем с 5-х суток после операции больной питался per os, без признаков несостоятельности анастомоза.

Интересным представляется практически идентичная клиническая картина, описанная в наблюдении R. Vrba и соавт. после аналогичной операции (гибридная операция McKeown с анастомозом на шее, 2022 г.) [8]. У больного 69 лет с плоскоклеточным раком пищевода после курса неоадъювантной химиолучевой терапии в раннем послеоперационном периоде также отмечались пароксизм фибрилляции предсердий и острая дыхательная недостаточность, в дальнейшем были выявлены некроз дистального отдела желудочного трансплантата и несостоятельность анастомоза. В отличие от описанной ситуации, в нашем случае несостоятельности анастомоза до 11-х суток после операции не выявлено (рис. 3).

Все вышеуказанное требует дополнительных исследований, поскольку тромбоз трансплантата в нашем отделении является экстраординарным осложнением. С 2013 г. в отделении выполнено 308 реконструктивных вмешательств с пластикой пищевода (желудочной трубкой и толстокишечным трансплантатом). Хирургическая летальность с 2013 г. составляла 0% [14], лишь в 1 случае у пациента после повторной операции на пищеводе (операция Геллера) был зафиксирован отграниченный некроз стенки трансплантата (Clavien-Dindo IIIa), не потребовавший хирургического вмешательства.

В пользу тромботических осложнений COVID-19 могут свидетельствовать публикации клинических наблюдений больных, перенесших новую коронавирусную инфекцию с различными тромбоэмболическими и некротическими осложнениями. Интересными представляются серии наблюдений по асептическому некрозу костей крупных суставов [15-17], аваскулярный некроз верхней челюсти [18, 19], спонтанный некроз пищевода [20], перфорация ободочной кишки [21], некроз тонкой кишки [22, 23], острый тромбоз имплантированных стентов [24] и тромбоз аорты [5, 25-27].

Анализируя представленную клиническую ситуацию, возникает целый ряд вопросов.

Во-первых, необходимо определить безопасные сроки хирургического лечения у больных, перенесших новую коронавирусную инфекцию. С одной стороны, отказ от планового хирургического лечения онкологического заболевания во время пандемии приводит к увеличению частоты прогрессирования процесса и ухудшает прогноз, особенно у пациентов без острой или перенесенной инфекции [28]. С другой стороны, факт перенесенной инфекции повышает риски развития осложнений, в том числе фатальных, как продемонстрировано в нашем случае. Кроме того, остается открытым вопрос течения онкологического заболевания у пациента, перенесшего COVID-19, на фоне неоадъювантной химио- и лучевой терапии [29].

Во-вторых, необходимо изучить изменения системы гемостаза при обследовании хирургических больных, перенесших COVID-19. К сожалению, рутинные методы исследования не отражают спектр изменений в системе гемостаза. В настоящее время критериев для оценки тромбогенного потенциала не определено, поиск продолжается. Общедоступным представляется определение уровня D-димера [30, 31], однако в связи с неизвестными патогенетическими изменениями специализированного обследования больного не проводилось. В то же время критерии оценки тромбогенного потенциала на сегодняшний день не определены [32].

В-третьих, необходимо разработать систему профилактики осложнений у хирургических больных, перенесших новую коронавирусную инфекцию. В нашем клиническом случае пациент на протяжении всего периода наблюдения (до и после операции) получал антикоагулянтную терапию в профилактической дозировке. На наш взгляд, необходимо проведение исследований с целью определения адекватных дозировок низкомолекулярных гепаринов и других антикоагулянтов у больных, перенесших COVID-19 и нуждающихся в хирургическом лечении.

Заключение

Описанный клинический случай демонстрирует необходимость проведения дополнительных клинических исследований для определения риска развития хирургических осложнений у реконвалесцентов COVID-19, нуждающихся в проведении реконструктивных вмешательств на органах желудочно-кишечного тракта.

Литература

1.     Doglietto F., Vezzoli M., Gheza F. Factors associated with surgical mortality and complications among patients with and without coronavirus disease 2019 (COVID-19) in Italy // JAMA Surg. 2020. Vol. 155, N 8. P. 691-702.

2.     Ceban F., Ling S., Lui L.M.W. Fatigue and cognitive impairment in post-COVID-19 syndrome: a systematic review and meta-analysis // Brain Behav. Immun. 2022. Vol. 101. P. 93-135.

3.     Huang C., Huang L., Wang Y. 6-month consequences of COVID-19 in patients discharged from hospital: a cohort study // Lancet. 2021. Vol. 397, N 10 270. P. 220-332.

4.     Udongwo N., Albayati A., Akoluk A. Catastrophic thromboembolic syndrome during the COVID-19 pandemic // Cureus. 2021. Vol. 13, N 8. Article ID e16854.

5.     Petrov A., De Glee Romera J.P., Wilbring M. Aortic Thrombosis following COVID-19: a systematic review // Thorac. Cardiovasc. Surg. 2022. Vol. 70, N 4. P. 323-332.

6.     Kenizou D., Perrin C., Harzallah I. Multiple arterial thrombosis in a 78-year-old patient: catastrophic thrombotic syndrome in COVID-19 // CJC Open. 2021. Vol. 3, N 2. P. 198-200.

7.     Nurczyk K., Chan C.-E., Nowak N. COVID-19 pneumonia on post-operative day 2 after esophagectomy: performing esophago-gastric junction cancer surgery during the SARS-Cov-2 second wave // Curr. Oncol. 2021. Vol. 28, N 2. P. 1348-1353.

8.     Vrba R., Lubuska L., Spicka P. Hybrid transthoracic oesophagectomy due to carcinoma with complications after COVID-19 pneumonia - a case report // Int. J. Surg. Case Rep. 2022. Vol. 90. Article ID 106749.

9.     El-Boghdadly K., Cook T.M., Goodacre T. SARS-CoV-2 infection, COVID-19 and timing of elective surgery: a multidisciplinary consensus statement on behalf of the Association of Anaesthetists, the Centre for Peri-Operative Care, the Federation of Surgical Specialty Associations, the Royal College of Anaesthetists and the Royal College of Surgeons of England // Anaesthesia. 2021. Vol. 76, N 7. P. 940-946.

10. Deng J.Z., Chan J.S., Potter A.L. The risk of postoperative complications after major elective surgery in active or resolved COVID-19 in the United States // Ann. Surg. 2022. Vol. 275, N 2. P. 242-246.

11. Wormuth J.K., Heitmiller R.F. Esophageal conduit necrosis // Thorac. Surg. Clin. 2006. Vol. 16, N 1. P. 11-22.

12. Athanasiou A., Hennessy M., Spartalis E. Conduit necrosis following esophagectomy: an up-to-date literature review // World J. Gastrointest. Surg. 2019. Vol. 11, N 3. P. 155-168.

13. Liebermann-Meffert D.M., Meier R., Siewert J.R. Vascular anatomy of the gastric tube used for esophageal reconstruction // Ann. Thorac. Surg. 1992. Vol. 54, N 6. P. 1110-1115.

14. Шестаков А.Л., Тарасова И.А., Цховребов А.Т. Реконструктивная хирургия пищевода в эпоху fast track // Хирургия. Журнал имени Н.ИПирогова. 2021. № 6-2. С. 73-83.

15. Sulewski A., Sieroń D., Szyluk K. Avascular necrosis bone complication after active COVID-19 infection: preliminary results // Medicina (Kaunas). 2021. Vol. 57, N 12. P. 1311.

16. Malinowski K., Skowronek P., Hirschmann M. Transient spontaneous osteonecrosis of the knee (SONK) shortly after SARS-CoV-2 infection: a report of 2 cases // Adv. Clin. Exp. Med. 2022. Vol. 31, N 9. P. 1035-1041. DOI: https://doi.org/10.17219/acem/153004

17. Ardakani M.V., Parviz S., Ghadimi E. Concomitant septic arthritis of the hip joint and femoral head avascular necrosis in patients with recent COVID-19 infection: a cautionary report // J. Orthop. Surg. Res. 2022. Vol. 17, N 1. P. 302.

18. Mañón V.A., Balandran S., Young S. COVID-associated avascular necrosis of the maxilla-a rare, new side effect of COVID-19 // J. Oral Maxillofac. Surg. 2022. Vol. 80, N 7. P. 1254-1259.

19. Al-Mahalawy H., El-Mahallawy Y., Dessoky N.Y. Post-COVID-19 related osteonecrosis of the jaw (PC-RONJ): an alarming morbidity in COVID-19 surviving patients // BMC Infect. Dis. 2022. Vol. 22, N 1. P. 1-9.

20. Rahim F., Subramanian S.K., Larson S. Case report of acute esophageal necrosis (Gurvits syndrome) in vaccinated, COVID-19-infected patient // Cureus. 2022. Vol. 14, N 2. Article ID e22241.

21. Nakatsutsumi K., Endo A., Okuzawa H. Colon perforation as a complication of COVID-19: a case report // Surg. Case Rep. 2021. Vol. 7, N 1. P. 175.

22. Morioka H., Goto M., Tanaka H. Acute intestinal necrosis due to multiple thrombosis in COVID-19 patient. Report of a case // Surg. Case Rep. 2022. Vol. 8, N 1. P. 136.

23. Hosoda T., Orikasa H. A fatal case of extensive gastrointestinal necrosis due to portal and mesenteric vein thrombosis in the post-acute phase of COVID-19 // J. Infect. Chemother. 2022. Vol. 28, N 1. P. 108-111.

24. Karic A., Haxhibeqiri-Karabdic I., Kabil E. Left ventricular free wall rupture after acute myocardial reinfarction due to in-stent thrombosis in COVID-19 patient // Acta Inform. Med. 2022. Vol. 30, N 1. P. 76-80.

25. LaFree A., Lenz A., Tomaszewski C. Case report of thrombosis of the distal aorta with occlusion of iliac arteries in COVID-19 infection // Clin. Pract. Cases Emerg. Med. 2021. Vol. 5, N 1. P. 17-21.

26. Borulu F., Erkut B. Severe aortic thrombosis in the early period after COVID-19: two cases // Ann. Vasc. Surg. 2021. Vol. 73. P. 114-118.

27. Dao L., Lund A., Schibler C.D. A case of COVID-19-associated free-floating aortic thrombus successfully treated with thrombectomy // Am. J. Case Rep. 2021. Vol. 22. Article ID e933225.

28. Collaborative C.O. Elective surgery cancellations due to the COVID-19 pandemic: global predictive modelling to inform surgical recovery plans // Br. J. Surg. 2020. Vol. 107, N 11. P. 1440-1449.

29. Piras A., Venuti V., D’Aviero A. COVID-19 and radiotherapy: a systematic review after 2 years of pandemic // Clin. TranslImaging. 2022. Vol. 10, N 6. P. 611-630.

30. Гиматдинова Г.Р., Давыдкин И.Л., Данилова О.Е., Хайретдинов Р.К. Особенности гемостаза у онкогематологических больных, перенесших COVID-19 (литературный обзор) // Бюллетень медицинской науки. 2022. № 1 (25). С. 70-74.

31. Воробьева Н.А., Воробьева А.И. Прогностическая значимость D-димера при COVID-19 // Проблемы стандартизации в здравоохранении. 2021. № 5-6. С. 36-42.

32. Sharma D. Rationale of anticoagulation among patients of COVID-19 undergoing cardiac surgery // Indian J. Thorac. Cardiovasc. Surg. 2020. Vol. 36, N 5. P. 546-547.

ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
ГЛАВНЫЙ РЕДАКТОР
Дземешкевич Сергей Леонидович
Доктор медицинских наук, профессор (Москва, Россия)
Вскрытие
Медицина сегодня
Конференция "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-"

Уважаемые коллеги, приглашаем принять участие в конференции "Бронхоэктазы: муковисцидоз и не только-", которая состоится с 3 по 4 февраля в Ижевске! Организаторы: · Общероссийская общественная организация "Российское общество медицинских генетиков" · НМИЦ...

Образовательный форум специалистов регионов Российской Федерации "Открытая и эндоваскулярная хирургия в лечении патологии сердца и сосудов"

HandsHeart-2023 Образовательный форум специалистов регионов Российской Федерации "Открытая и эндоваскулярная хирургия в лечении патологии сердца и сосудов" 2-3 марта 2023 года, г. Казань Выбор метода лечения патологий аортального клапана, коронарных артерий и острого...

IX Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии "Дискуссионные вопросы современной офтальмохирургии"

IX Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии "Дискуссионные вопросы современной офтальмохирургии" 21-22 сентября 2023 года в Екатеринбурге состоится IX Евро-Азиатская конференция по офтальмохирургии (ЕАКО) "Дискуссионные вопросы современной офтальмохирургии". Свое...


Журналы «ГЭОТАР-Медиа»